Жексенбі, 16 Мамыр 2021
Жаңалықтар 1693 0 пікір 5 Ақпан, 2012 сағат 05:49

Покаянное письмо в окаянное время

Дюсенбек НАКИПОВ,  Поэт, хореограф, пенсионер

Дюсенбек НАКИПОВ,  Поэт, хореограф, пенсионер

Всем известно  с детства, что если человек совершает постыдный поступок, то он молчит и прячет  глаза. Таковы обычные угрызения совести. Но это дела частные, личные, а вот когда  случаются трагические события, имеющие отношение ко всему обществу, то такое  молчание означает малодушие.

Нечто  подобное произошло и со мной в роковой день 16 декабря 2011-го, в год 20-й  нашей независимости. Речь идет о трагедии Жанаозена и, конечно, о моем  малодушии. Мало сказать, что я был, как и все казахстанцы (а возможно, и  мировое сообщество), потрясен и растерян. И в самом деле: двадцать лет речей о  гражданском согласии, о межэтническом единстве, экономическом росте и неуклонно  растущем социальном благополучии — и вдруг разгон и расстрел демонстрантов в  Жанаозене?! Есть от чего впасть в ступор… Фейерверки и стрельба в людей…  Триумфальная арка в Астане и пожары в Жанаозене… Застолья в одних домах и стоны  поминальные в других… И все это в один день, в одной стране.

Это были  невыносимые дни бессилия и гнева, но, как бы то ни было, я промолчал. Каюсь…  Да, в те дни я был занят годовым отчетом о работе Союза хореографов, которым  руковожу, затем лечился от тяжелой простуды… но это слабые оправдания моего молчания.  И теперь мучительно ищу ответ на причины своего малодушия. Наверное, мы, я имею  в виду творческую интеллигенцию, были убаюканы внешним спокойствием,  заверениями руководства страны об успехах в политике, экономике и т.д. Думаю,  что нет… Многие из нас видели реальную действительность и знали факты социального  перекоса, сознавали неумолимое деление нации на очень богатых и властных и на  всех остальных, т.е. бедных, бесправных и неимущих. И все же молчали… Но  главное, мы понимали, что идет духовное оскудение «в верхах» и неверие «в  низах», мы видели деление некогда единого народа на части, и вместо гордого  слова «нация» приняли демократическое новообразование «электорат»… И все же  молчали.

Возможно,  объяснение в том, что с наступлением рынка и новых правил игры творческая  интеллигенция лишилась источников дохода и оказалась в полной зависимости от  власти и ее институтов, а ее былой авторитет полностью нивелировала новая  политическая и финансовая элита... Согласитесь, трудно осознавать себя  гражданином, когда тебя, будь ты поэт или писатель, лишили возможности издавать  книги и получать законные гонорары, артисты академических театров влачат жалкое  существование на мизерные оклады, а музыканты и художники вынуждены идти на  «арбат»… Но самое страшное: интеллигент оказался вытесненным из духовной жизни  общества, лишился возможности говорить о нуждах и проблемах людей. Все трибуны  были заняты властью, чиновниками, политиками и экономическими аналитиками. И  нет ничего удивительного в том, что творческая интеллигенция потеряла уважение  своих былых почитателей и неминуемо стала вырождаться в прослойку зависимых, а  порой и откровенно просящих подачку у власти людей.

Объективности  ради могу напомнить, что если в середине 90-х годов еще были слышны громкие  голоса совестливых поэтов, писателей и научной интеллигенции, то вскоре и они  утихли в период «одного микрофона на всех»… Я не осуждаю их и сохраняю уважение  к ним. Мне просто обидно за них. На самом деле в большинстве своем это уже  очень пожилые люди, им бы дожить достойно. Увы, это так, их «галерея славы»  давно отошла в прошлое. Не то время, не те нравы и приоритеты…  А молодые? Где они?

А теперь  вернемся к истинным жертвам и страдальцам года 20-летия независимости. К  жанаозенцам… Они семь месяцев бастовали и выдвигали законные требования, на  которые власть не реагировала, и это можно назвать организованной и жестокой  блокадой Жанаозена, его изоляцией от остального Казахстана.

Так почему  все-таки жанаозенцы пошли на такие крайние проявления гражданского протеста именно  16 декабря 2011 года?

Причина  глубже и одновременно на поверхности… Наверное, многие из нас давно заметили,  как из нашей истории постепенно вытеснялась трагическая и гордая дата – 16  декабря 1986 года. Желтоксан! Мы вдруг стали праздновать свою независимость в  тот же день, но с 1991 года. Вместо того, чтобы начинать День независимости с  всенародного возложения венков и святой минуты молчания у обелиска на площади в  Алма-Ате, как это делается в цивилизованных демократических странах. Например  во Франции. Там до сих пор помнят День взятия Бастилии. А у нас основной акцент  перенесли в Астану. Мы сами позволили отнять у нас высокий символ национальной  гордости. Вот здесь-то, думается, и была зарыта мина замедленного действия. Она  и взорвалась через 25 лет позорного умолчания истинной даты нашей внутренней  свободы. Нельзя отнять у народа символ его горя и гордости и заменить его на  иные, пусть и вполне законные символы. Это недопустимо, это и есть глубинная  причина протеста в Жанаозене. Да, именно жанаозенцы повторно защитили в тот  трагический день нашу национальную гордость и наши традиционные ценности.

Что-то очень  важное и очень сокровенное, по-моему, мы потеряли за эти 25 лет… Потеряли… Я не  знаю, почему оппозиционные партии не подняли лозунг «Желтоксан – Казахстан»,  как и не готов возложить вину за «новые» декабрьские события в Жанаозене на  правящую партию, а тем более на власть. Признаюсь, я боюсь этой власти, ибо  беззащитен. Но у меня есть совесть, и я верю, что момент исторической истины  наступит, пусть через 10 или 25 лет, но наступит!.. А пока у меня впереди  грустная старость и время каяться. Перед жанаозенцами. Перед казахстанцами. И  может быть, меня немного оправдают эти запоздалые стихи…

В полумраке я провел, в полумраке

целый день и целую ночь…

это было недавно, и даже собаки,

по зодиаку, да! по зодиаку,

не могли мне помочь…

это было зимой, когда целая свора

по-человечески озабоченных псов,

будто за мной гналась, как за вором,

и за забором, да! за забором

я скрывался среди яви и среди снов…

шутка вышла почти что шальная,

хулиганская (хоть смейся, хоть плачь),

и примерить хотелось, от бессилия шатаясь

и будто спасаясь от стаи шакалов,

на себя старый рыцарский плащ…

да не вышло – совсем не те времена,

просто жизнь пошла на зауженье,

и последняя спала с глаз пелена,

когда казахи расстреляли казахов в Жанаозене,

не чужие, а свои чиновные племена…

 

вот почему я провел в полумраке

целую вечность, как зимнюю ночь,

и проклинал, что родился собакой,

по аруахам и по зодиаку,

и не смог своим братьям помочь…

вот и шатаюсь, скрываюсь и каюсь…

О, аруахи! Как позор такой превозмочь?..

 

Источник:  http://novgaz.com

0 пікір