Сенбі, 23 Қыркүйек 2017
Жаңалықтар 5628 1 пікір 3 Мамыр, 2011 сағат 17:09

Казахская латиница: “pro” и “contra” Часть II. эксклюзив

Тимур Козырев

Аргументы в пользу латинизации казахского алфавита

Среди аргументов «за» смену алфавита в казахстанских публикациях по данной теме наиболее часто используются следующие два:

1)    технологический - т.е. ссылка на большую пригодность латиницы для вхождения Казахстана в мировое виртуальное пространство в условиях идущей интеграции страны в мировую экономику;

2)    лингвистический - тезис о принципиально большей приспособленности латиницы для передачи звукового строя тюркских языков, в т.ч. казахского.

Первый из указанных аргументов официально озвучивался в качестве основного довода в пользу перехода на латиницу в выступлении Президента Н.А. Назарбаева на ХII сессии Ассамблеи народа Казахстана в 2006 г., а также в  онлайн-конференции министра культуры РК М. Кул-Мухаммеда на сайте bnews.kz в конце 2010 г.

 

Акцентирование технологического аргумента в выступлениях Главы государства и членов Правительства может объясняться прагматичным стремлением руководства страны избежать преждевременной политизации данного вопроса, что выглядит вполне логичным в контексте сохранения политической (в частности, межэтнической) стабильности в стране как одного из главных приоритетов государственной политики РК.

Тимур Козырев

Аргументы в пользу латинизации казахского алфавита

Среди аргументов «за» смену алфавита в казахстанских публикациях по данной теме наиболее часто используются следующие два:

1)    технологический - т.е. ссылка на большую пригодность латиницы для вхождения Казахстана в мировое виртуальное пространство в условиях идущей интеграции страны в мировую экономику;

2)    лингвистический - тезис о принципиально большей приспособленности латиницы для передачи звукового строя тюркских языков, в т.ч. казахского.

Первый из указанных аргументов официально озвучивался в качестве основного довода в пользу перехода на латиницу в выступлении Президента Н.А. Назарбаева на ХII сессии Ассамблеи народа Казахстана в 2006 г., а также в  онлайн-конференции министра культуры РК М. Кул-Мухаммеда на сайте bnews.kz в конце 2010 г.

 

Акцентирование технологического аргумента в выступлениях Главы государства и членов Правительства может объясняться прагматичным стремлением руководства страны избежать преждевременной политизации данного вопроса, что выглядит вполне логичным в контексте сохранения политической (в частности, межэтнической) стабильности в стране как одного из главных приоритетов государственной политики РК.

Тем не менее, именно этот аргумент приводится в качестве основного довода в пользу латиницы в ряде публикаций сугубо научного характера. Более того, среди предложенных конкретных проектов казахской латиницы были в т.ч. проекты, принципиально использующие 26 букв стандартной английской клавиатуры, без добавления дополнительных знаков - например, таков был проект алфавита, предлагаемом Национальной академией наук РК (см.: «Егемен Қазақстан», 17 марта 2007 г.), а также проект, предложенный 2-ым секретарем посольства Казахстана в Украине И. Арыстанбековым.

Следует особо отметить, что именно такие и только такие проекты латиницы могут реально способствовать решению технических проблем вхождения в мировое информационное пространство, порождаемых кириллицей. Иначе говоря, выбор в пользу алфавита на базе 26 букв стандартной английской клавиатуры является логичным в случае принятия технологического аспекта вопроса в качестве основного.

Наконец, некоторые авторы открыто признавали первичность культурно-психологических и политических факторов, однако указывали при этом на их стратегически важное значение для развития общества (делающее оправданными, в т.ч., масштабные финансовые затраты), и, в итоге, высказывались за латинизацию - при этом, однако, принципиально выступая за внедрение алфавита, точно отражающего фонетический строй казахского языка, и категорически против любых проектов «технически удобного» алфавита на базе 26 букв стандартной английской клавиатуры[1].

Как будет показано ниже, с сугубо технологической точки зрения в действительности не существует принципиального различия между действующим кириллическим алфавитом, с одной стороны, и латинизированным алфавитом, адекватным фонетическому строю казахского языка, с другой стороны.

Наконец, доводы о «большей пригодности» латиницы для тюркских языков по сравнению с кириллицей - несостоятельны по сути. В данном случае происходит (вольно или невольно) подмена понятий: несовершенство конкретного алфавита на кириллической основе преподносится как доказательство непригодности кириллицы как таковой. В действительности, кириллица и латиница, будучи генетически близкородственными графическими системами, в целом одинаково пригодны для тюркских языков. Иначе говоря, при решении вопроса о выборе одной из них в качестве основы для казахского алфавита в будущем лингвистический аргумент как таковой не играет принципиально важной роли.

Иначе говоря, следует признать, что вопрос о смене алфавита в Казахстане является вопросом культурно-политическим по своей сути - что, однако, никоим образом не умаляет его актуальности, и не является, само по себе, аргументом против реформы алфавита. Данный факт в последнее время все более ясно осознается в казахстанском обществе.

Аргументы против латинизации казахского алфавита

Среди аргументов против латиницы, при всем их многообразии, основными являются следующие два:

1)    экономический - очевидная и неизбежная трудоемкость данного проекта, в первую очередь, неизбежность значительных финансовых затрат;

2)    политический - указание на не столько технологическую и/или лингвистическую, сколько, в действительности, политическую подоплеку латинизации, а также на ее возможные негативные (политические же) последствия.

Последний аргумент наиболее широко представлен в «русских» СМИ (таких как, например, сайт www.russianskz.info), а также в некоторых российских публикациях по казахстанской тематике (например, на таких сайтах как KMnews.ru, Regnum.ru).

В таких материалах проект латинизации алфавита в Казахстане неизменно трактуется:

  • либо как прозападный политический проект, призванный «оторвать» Казахстан от России,
  • либо как средство политического шантажа России руководством Казахстана в периоды осложнений в двусторонних отношениях.

В любом случае, сама идея латинизации казахского алфавита расценивается в такого рода публикациях как однозначно «антирусский» и/или «антироссийский» националистический проект.

В качестве возможных негативных последствий перевода казахской письменности на латиницу в таких материалах указываются:

  • ухудшение отношений и ослабление сотрудничества между РК и РФ,
  • ухудшение межэтнических отношений внутри Казахстана,
  • усиление оттока славянского населения из страны.

Отдельно следует отметить приводимые аргументы касательно возможных негативных последствий для самого казахского этноса:

  • в краткосрочной перспективе - еще большее замедление процесса внедрения казахского языка в качестве государственного,
  • в долгосрочной перспективе - понижение уровня образованности в среде казахов[2].

Следует особо отметить, что сам факт неизменно бурной и однозначно негативной реакции «русских» (казахстанских) и российских СМИ на любые инициативы по латинизации казахского алфавита - на фоне их, как правило, крайне малого интереса к вопросам развития казахского языка, - косвенно свидетельствует о преимущественно политической природе данного вопроса.

В целом представляется возможным утверждать, что, основное различие между двумя группами экспертов и публицистов (сторонников и противников латиницы) состоит не в уровне их квалификации, а в их ценностной ориентации.

Культурно-политический аспект вопроса о латинизации казахского алфавита

Все перечисленные выше обстоятельства диктуют необходимость тщательного анализа культурно-политического аргумента в пользу латинизации. Как показывает весь мировой опыт, включая постсоветский, решающую роль при смене алфавита, как правило, играет культурно-политический фактор; другие факторы при этом, как правило, также присутствуют, однако практически всегда играют второстепенную роль[3].

Помимо этого, мировой исторический опыт свидетельствует о том, что наиболее эффективной в долгосрочной перспективе оказывается та стратегия государственной политики, в основу которой полагаются не только прагматические интересы текущего момента, но и основополагающие ценности данного социума в качестве стратегического приоритета. Так, например, некоторые западные эксперты в настоящее время признают, что именно одностороннее предпочтение прагматических интересов текущего момента в ущерб политике ценностей явилось одной из основных причин кризиса ближневосточной политики США

Система ценностей казахстанского социума на данный момент находится в процессе формирования, однако уже с момента провозглашения независимости Республики Казахстан 16 декабря 1991 г. есть основания утверждать, что сам этот факт знаменует собой определенный исторический выбор народа Казахстана, и с неизбежностью логически означает, что государственная независимость страны является безусловной ценностью для гражданского сообщества РК. Данное утверждение по определению является аксиомой, непризнание которой автоматически обесценивает целый ряд других основополагающих принципов существования казахстанского социума, а также весь уже пройденный 20-летний отрезок пути развития страны [см. Козырев, «Мысль»].

Далее, общепризнанным в социальных науках фактом является то, что любое человеческое сообщество объединяется вокруг определенной системы ценностей, которые, в свою очередь, в сжатой форме выражаются через символы. Такие символы играют значительную роль в эмоциональном сплочении общества, тем самым обеспечивая его целостность.

Наконец, графическая система (в подавляющем большинстве случаев - алфавит), которой пользуется национальный язык, играет одну из ключевых ролей в системе символов того или иного социума, и оказывает сильнейшее воздействие на формирование национальных идентичностей. По этой причине основным мотивом реформ алфавита, проводившихся в различные периоды в тех или иных государствах, неизменно оставался именно культурно-политический фактор.

Следует откровенно признать, что развитие Казахстана в качестве суверенного, независимого государства с неизбежностью означает в определенной степени «дистанцирование» от России (правопреемника СССР, распад которого стал причиной провозглашения независимости Казахстана в 1991 г.). Это касается, как минимум, гуманитарной сферы, одним из базовых направлений развития которой является языковая политика: повышение роли казахского языка и расширение сферы его функционирования, даже при полном сохранении позиций русского языка, тем не менее, объективно усиливает отличие казахстанского информационно-культурного пространства от российского. Например, общеизвестно, что даже продукты русскоязычной казахстанской культуры, будучи изначально адресованы двуязычной казахстанской аудитории, в некоторых случаях оказываются непонятными для россиян.

В контексте всего вышесказанного становится очевидным, что проект перехода казахского алфавита с кириллической графической основы на латинскую, при условии успешного его осуществления (подробнее см. ниже), объективно сыграет позитивную роль в процессе укрепления независимости Республики Казахстан и формирования самостоятельной политической идентичности казахстанцев. К этому постулату в целом сводится культурно-политический аргумент в пользу латинизации казахского алфавита.

 

Оппоненты латинизации справедливо указывают на тот факт, что каждый алфавит является своего рода «визитной карточкой» той или иной цивилизации, и потому выбор алфавита является в немалой степени также выбором цивилизационного вектора развития. Однако их восприятие идеи латинизации казахского алфавита как сугубо прозападного (и, в итоге, антироссийского) проекта - тем не менее, является ошибочным.

Положение латинского алфавита в современном мире является уникальным. В результате масштабной экспансии европейской цивилизации в период XV-XX вв. латинский алфавит приобрел де-факто универсально-космополитический характер, и используется в настоящее время в большом количестве стран, далеко отстоящих друг от друга в культурологическом, географическом и др. отношениях.

Следует особо отметить, что латинский алфавит используется в т.ч. в ряде мусульманских стран дальнего зарубежья, причем занимающих лидирующее положение в исламском мире (Турция, Индонезия, Малайзия). Кроме того, латинский алфавит на данный момент внедрен либо находится в процессе внедрения в большинстве тюркоязычных стран СНГ. В не-мусульманской части азиатского континента латиницей пользуются Вьетнам и Филиппины, в Китае и Японии параллельно с иероглифической письменностью активно используются латинские транскрипции (в частности, именно таким путем решена проблема  компьютеризации в указанных странах). Наконец, за пределами Азии латиницей пользуются все без исключения страны Латинской Америки, а также наиболее развитые языки народов Африки и Океании.

Иначе говоря, латиница на сегодняшний день является универсальным международным алфавитом, использование которого в символическом аспекте связано не с «прозападной» ориентацией, но лишь с вхождением Казахстана в мировое сообщество на правах полноправного его члена. Из этого следует, что перевод казахского алфавита на латиницу может быть стратегически оправданным в долгосрочной перспективе.

В то же время, следует четко осознавать наличие серьезнейших рисков, связанных с осуществлением данного проекта: в случае неудачи реформы алфавита по «узбекскому сценарию», последствия для развития государственного казахского языка - и, как следствие, для развития казахстанского общества в целом, - могут оказаться крайне негативными.

Реформа алфавита в процессе своего осуществления создаст наибольшее количество реальных трудностей именно для той части этнических казахов, которые грамотны на родном языке (на действующем кириллическом алфавите), и активно используют его в своей профессиональной/учебной деятельности. Иначе говоря, в случае, если перевод казахского языка на латиницу не будет достаточно обеспечен материально и методически - и, как следствие, будет проводиться непоследовательно, - возникает серьезный риск деквалификации существующего социального слоя граждан, грамотных на казахском языке, с тяжелейшими дальнейшими последствиями для развития языка в целом.

Иначе говоря, в случае принятия решения в пользу реформы алфавита, его реализация должна осуществляться с полной ответственностью, в достаточно сжатые сроки (не более 10 лет), и под полным, пошаговым контролем со стороны высшего руководства РК - примером должна послужить успешная реализация проекта по строительству новой столицы РК, г. Астаны. Активнее всего работа по обучению новому алфавиту должна проводиться в казахскоязычной среде.

Параллельно с этим необходимо реальное достижение цели, намеченной в Послании Президента Н.А. Назарбаева за 2011 г. - полное (100%) овладение выпускниками русскоязычных общеобразовательных школ государственным языком в течение ближайших 10 лет.

Возможные варианты казахского алфавита на латинской основе

При всем многообразии предложенных на данный момент вариантов казахского алфавита на латинской графической основе, в целом возможно их разделение на две основных группы, соответствующие двум основным методологическим подходам:

  • принципиальное использование только 26 букв стандартной английской клавиатуры;
  • создание алфавита, соответствующего фонологическому строю казахского языка и основанного на едином фонологическом принципе.

Ниже оба указанных варианта решения проблемы будут рассмотрены подробнее.

Проекты казахского алфавита на основе 26 букв стандартной клавиатуры

Этот вариант решения вопроса, будучи легким технически, а также наиболее дешевым в финансовом отношении, тем не менее, реально неприменим к казахскому языку, имеющему 34 основные фонемы (включая дифтонги). На практике внедрение алфавита из 26 английских букв означает необходимость:

  • либо обозначения целого ряда звуков более чем одной буквой (например, «sh» - «ш»), что грубо нарушает принцип «одна фонема - одна буква»;
  • либо «нецелевого» использования некоторых латинских букв, обозначающих фонемы европейских языков, отсутствующие в казахском языке (такие как [в] и [ф]).

Так, например, в проекте алфавита, предлагавшемся Национальной академией наук РК, буква «v» обозначает звук [ұ], а буква «f» - звук [ғ]. Кроме того, в указанном проекте алфавита буква «w» обозначает звук [ш], буква «h» - звук [ү], а буква «j» - звук [ы]. Наконец, для обозначения звуков [ә], [ң], [ө] предлагается не вводить отдельные знаки в алфавит, а использовать уже имеющиеся буквы «a», «n», «o», добавляя к ним надстрочный знак «прим» («′»). С сугубо академической точки зрения такое решение приемлемо, т.к. любому знаку может быть произвольно присвоено любое значение. Однако необходимо учитывать тот факт, что рядовые пользователи данного алфавита, не имея специальной лингвистической подготовки, неизбежно будут ориентироваться на традиционное использование перечисленных выше букв в английском языке, преподаваемом в общеобразовательных школах и в большинстве вузов страны (последнее обстоятельство особо актуально в контексте государственной политики «трехъязычия» в РК).

В результате граждане, не владеющие государственным языком, и впервые изучающие его на латинице по проекту НАН РК, с неизбежностью будут читать, например, «афайын» вместо «ағайын» или «уай» вместо «шай» (в предлагаемой орфографии, соответственно, «afayjn» и «way»). При этом граждане, владеющие государственным языком, фактически, станут неграмотными. Последствия попытки внедрения такого варианта латиницы, в итоге, могут оказаться более тяжкими, чем имеющие место в Узбекистане.

Как еще один пример попытки создать алфавит из 26-и английских букв, можно привести оригинальный по-своему проект, предложенный И. Арыстанбековым (2-ой секретарь посольства Казахстана в Украине), в котором предлагается использование принципа палатализирующей апострофизации, использованному в алфавите төте жазу А. Байтурсынова; данный метод позволяет использовать в 2 раза меньшее количество букв для обозначения гласных звуков. Однако, несмотря на это, проект алфавита И. Арыстанбекова все же предполагает обозначение ряда согласных звуков двумя знаками («kh» - «х», «sh» - «ш», «ng» - «ң»). Кроме того, текст на предлагаемом алфавите оказывается крайне трудным для визуального восприятию читателем, не имеющим специальной лингвистической подготовки.

Наконец, казахский текст на рассмотренных выше вариантах латинского алфавита будет практически недоступным для аудитории тюркоязычных стран ближнего и дальнего зарубежья, уже пользующихся различными вариантами латиницы. Иначе говоря, принятие одного из рассмотренных выше проектов казахского алфавита в корне противоречит интеграционной политике, проводящейся руководством РК на тюркоязычном пространстве.

Фонологически адекватные проекты казахского алфавита

Под фонологически адекватными мы подразумеваем проекты алфавита, соответствующие двум основным требованиям:

  • соответствие количества знаков в алфавите количеству фонем в языке (когда двумя знаками обозначаются только дифтонги),
  • использование единообразного фонологического принципа в обозначении гласных звуков (например, последовательное использование диакритики для обозначения переднерядности гласных фонем).

Обоим указанным требованиям на данный момент соответствует (с незначительными оговорками) только транслитерация, введенная информационным агентством «ИА Казинформ» в 2004 г. для обеспечения понимания новостных лент казахской диаспорой в дальнем зарубежье на основе проекта А. Хайдари. Последний, в свою очередь, берет за основу проект общетюркского алфавита, созданный в 1991 г. комиссией тюркологов СНГ в Университете Мармара (г. Стамбул, Турция).

Существует всего два незначительных отличия транслитерации «ИА Казинформ» от исходно предлагавшегося «мармарского» алфавита.

Первое из них состоит в том, что в латинице «ИА Казинформ» буквой «w» заменяется кириллическая буква «у» в любой позиции. (Так, например, выражение «ауруға қарсы егу науқаны» передается как «awrwğa qarsı egw nawqanı»; в более адекватном «мармарском» варианте: «awruwğa qarsı egüw nawqanı».) В данном случае из виду упускается то обстоятельство, что кириллическая буква «у» в действующем алфавите обозначает в одних случаях согласный звук [w] («сау», «тау», «ауа», ...), а в других случаях - дифтонги [ұw] («бару», «қару», «туған», ...) либо [үw] («келу», «беру», ...). Однако данное несоответствие транслитерации «ҚазАқпарат» фонологическому строю казахского языка может быть легко устранено путем изменения орфографии, без введения дополнительных знаков.

Второе отличие транслитерации «ИА Казинформ» от «мармарского» алфавита состоит в том, что дифтонгоид, обозначаемый в современной кириллице буквой «и» (в таких словах как «киім», «игі» и т.д.), в указанной транслитерации обозначается знаком «ï» (а не «î», как в «мармарском» и собственно турецком алфавитах) Данное различие, в отличие от предыдущего, не является принципиально важным с точки зрения фонологии казахского языка, и может быть как сохранено, так и изменено

Можно сказать, что в случае принятия решения в пользу латинизации казахского алфавита, оптимальным является переход именно на алфавит «Казинформ», нуждающийся лишь в незначительных изменениях орфографических правил.

[1] См., напр.: Тажибаева С.Ж., Козырев Т.А. Государственность, язык, алфавит: пример Казахстана // Центральная Азия и Кавказ, # 4, Стокгольм, 2007.

См. тж. аналитическую записку «О переводе казахской письменности на латинскую графику», подготовленную рабочей группой Министерства образования и науки РК в июле 2007 г. В указанной записке перевод казахского алфавита на латиницу обосновывается необходимостью «смены советской (колониальной) идентичности, которая во многом еще доминирует в национальном сознании, на суверенную (казахскую) идентичность» - иначе говоря, открыто признается первичность культурно-политического фактора.

[2] Следует признать, что данную точку зрения разделяют и ряд известных представителей казахской общественности - например, академик Б.Х. Хасанов и поэт М. Шаханов, лидер незарегистрированной партии «Халық рухы» и общественного движения «Мемлекеттік тіл».

[3] См., напр.: Алпатов В.М. Факторы, влияющие на выбор системы письма // http://www.gramota.ru/biblio/magazines/gramota/russianworld/28_100

 

http://www.kazrus.kz/index.php?ab=news&&sector=prosveshenie&&news=17032011145548

1 пікір
Ермек 2017-04-21 23:16:59
Буква w как звук у - да ну, бросьте. Она ассоциируется со звуком в, все таки мы столько лет живём в русском и немецком мире, фильмы про войну чего стоят. Звук у должен быть u, толстые и тонкие у можно и нужно писать как u "u"с умляутами и апляутами. Братья тюрки нас поймут, никуда не денутся

Үздік материалдар

Рухани жаңғыру

Қанат Әбілқайыр. Қарыз бен Парыз

Abai.kz 5879
Қауіп еткеннен айтамын

Қазақстанда жүрген қытайлар кімге сүйенеді? 

Н.Қошаманұлы 12385