Сенбі, 17 Қараша 2018
Абай-ақпарат 1605 0 пікір 7 Наурыз, 2012 сағат 06:49

Бейбіт Қойшыбаев. Байбаламшылдар алдымен «Рысқұловтың хаттарын» дұрыстап оқып алсын!

Өкінішті жәйт сол, осы уақытқа дейін орыс тілді «қонақ» (кейінгі кезде ол өзін «туркестанец» деп атай бастапты) және оның пікірлестері (кейінгі күндері форумға қатысқан 80-нен астам қонақтың басым көпшілігі) өздерінің ойларын жариялаған сайын өресі тар ұсақ рушылдыққа ұштасатын көзқарастарын жалаулатуда. Алайда, 1) Тұрар олардың жалған намысына сыятындай бір рудың адамы емес, ол күллі қазаққа ортақ, тіпті, халықаралық дәрежеде орын алған тұлға (Тұрар Түркістанда 3-4 жыл, Қазақстанда 3-4 ай, бір жылдай Монғолияда, 13-14 жыл Мәскеуде істеді);  2) Сұлтанбекті жамандауда олар бәрібір Тұрардың хаттарындағыдан асып түсе алмайды; 3) Жалпы, «туркестанец» пен оның сыбайластары есте тұтқаны жөн, тарихты зерттеуді ру мүддесіне бағындыру бірлікке апармайды. Олай шуылдаса берсек «көп ит жеңе ме, көк ит жеңе ме»-нің кері келеді, ал одан ғылым дами қоймайды, халықтың тарихи санасының дұрыс қалыптасуына да мейлінше залал тигіземіз.

Анық байқалғаны сол, олардың тарапынан әзірге қилы рулық-пасықтық пайымдарын жарыстырғаннан басқа, баршаға пайдалы ойлар айтылмады, «...хаттар» іс жүзінде талқыланған жоқ. Сөйтіп, менің бірнеше рет берген түсініктеріме назар аудармай, сыңаржақтықтарымен өзара үндес «қонақтар» өз көкейлеріндегіні күйттеді.

Өкінішті жәйт сол, осы уақытқа дейін орыс тілді «қонақ» (кейінгі кезде ол өзін «туркестанец» деп атай бастапты) және оның пікірлестері (кейінгі күндері форумға қатысқан 80-нен астам қонақтың басым көпшілігі) өздерінің ойларын жариялаған сайын өресі тар ұсақ рушылдыққа ұштасатын көзқарастарын жалаулатуда. Алайда, 1) Тұрар олардың жалған намысына сыятындай бір рудың адамы емес, ол күллі қазаққа ортақ, тіпті, халықаралық дәрежеде орын алған тұлға (Тұрар Түркістанда 3-4 жыл, Қазақстанда 3-4 ай, бір жылдай Монғолияда, 13-14 жыл Мәскеуде істеді);  2) Сұлтанбекті жамандауда олар бәрібір Тұрардың хаттарындағыдан асып түсе алмайды; 3) Жалпы, «туркестанец» пен оның сыбайластары есте тұтқаны жөн, тарихты зерттеуді ру мүддесіне бағындыру бірлікке апармайды. Олай шуылдаса берсек «көп ит жеңе ме, көк ит жеңе ме»-нің кері келеді, ал одан ғылым дами қоймайды, халықтың тарихи санасының дұрыс қалыптасуына да мейлінше залал тигіземіз.

Анық байқалғаны сол, олардың тарапынан әзірге қилы рулық-пасықтық пайымдарын жарыстырғаннан басқа, баршаға пайдалы ойлар айтылмады, «...хаттар» іс жүзінде талқыланған жоқ. Сөйтіп, менің бірнеше рет берген түсініктеріме назар аудармай, сыңаржақтықтарымен өзара үндес «қонақтар» өз көкейлеріндегіні күйттеді.

«Түркестанецке» - әлі күнгі большевиктік көзқарастағы, маркстік-лениндік әдістемеден тістесіп айрылмай келе жатқан осынау «оқымыстыға» - керегі де сол болып шықты.  21-ші ғасырдағы өркениетке жеткен білімді ортада мұндай ата қуу жолымен шындықты құрбандыққа шалып жіберетін масқарапаздық орын алмауға тиіс деп ойлайсың, бірақ амал не, кездеседі екен. Мұндайлармен пікір таластырып абырой да таппайтының байқалып тұр. Дегенмен әділдік үстем болуға тиіс деген үміттен ажырағың келмейді. Сондықтан да «Рысқұловтың хаттарына» байланысты ашылған форумға тағы да үн қоспақпын.

Рысқұловтың хаттарында аталған адамдардың да, оның өзінің де репрессияға ұшарағаны белгілі.  «Үлкен террордан» жиырма жыл өткенде баршасы ақталды. Алайда, қоғам тыныс-тіршілігіне ақталған бетте іс жүзінде «лениншілдер» ғана қайтарылды. Ал «ұлтшылдардың», «оңшыл-ауытқушылардың», «алашордашылардың» адал есімдері халқына жету үшін тағы отыз жылдай керек болды.

Олар рухани өмірге қайтарылғанға дейін  «лениншілдердің» жағымды бейнелері жасалып, бекем тұғырға отырғызылды. Бейнелері коммунистік партияның идеологиясына сәйкес кіршіксіз таза етіп сомдалды.

Сонау «лениншілдердің» бірқатарының тым солақай болғанын, олардың биліктерін асыра сілтеуде халқына тигізген зияны қоғам өміріне қайтарылуы тежелгендерден («ұлтшылдардан», «оңшыл-ауытқушылардан», «алашордашылардан») кей жағдайларда асып түсіп жатқанын «туркестанец» сияқты маркстік-лениндік зерттеушілер білді, бірақ мұқият жасырды, әлі де жасырып келеді. Олар, бәрі кеңестік дәуірдегідей қалыпта қала берсе дейді. Өйткені, Тұрардың хаттарына терең үңілген зерттеушілер ертең басқа «лениншілдердің» де бүгінгі қоғамнан жасырылған қылықтарын ашуы ықтимал, сонда олардың (рухани немесе биологиялық, әлде рушылдық тұрғыдағы) жақындары жайында теріс көзқарас туып қалуы мүмкін деп қорқады.

«Туркестанец» сондықтан да Қожановтың «қылмыстарын», оны ешкімнің «жақсы көрмегенін» жанталаса дәлелдеуге тырысып-ақ жатыр. Бұл оның Рысқұловтың жарияланған хаттарын түсініп оқымағанын көрсетеді: Рысқұлов мұны 2012 жылғы «оқымыстыдан» әлдеқайда асырып, 1924 жылы жасап қойған. Алайда, «туркестанец» көкейіндегісін дәйектей түсу үшін - Қожановты қайткенде де қаралай берсем деген ниетпен Нысанбаевтың (Тұрар тиісті орындарға 1924 жылы берген материалдарға қол қоюға тиіс болған, бірақ ол жолы қолын қорқып қоймаған, енді 1925 жылы батырлық көрсетіп, жер-суы біріккен республика кеңестерінің тұңғыш құрылтайын дайындап жүрген Қожановты тұқырту үшін, өлкелік бақылау комиссиясына арыз жолдаған кәдімгі жікшіл, топшылдардың бірі,  ол жайында бұдан бұрынғы жауап-түсініктемемде айтқанмын) хатын белгілі құжаттар жинағынан алып, толық жариялапты.

Құп дейік, оны да білген дұрыс. Бірақ «туркестанец» сол кітаптағы өзі мүлдем сенетін (әлде бауыры, әкесі, немесе атасы, яки туысқаны, ең кемі руласы болып табылатын) басқа бір лениншіл қайраткердің - Ораз Жандосовтың - Қожанов туралы 1925 жылғы 22 қазанда айтқанын қалай назарға алмады екен? Онда: «Султанбек отозван в г. Москву. Я далек от мысли, чтобы это было результатом груп­пировок. Ставить вопрос так, как ставят некоторые товарищи, что означает чью-то победу, нельзя. ЦК, вероятно, имеет принципиально политические мотивы, - делінген. - В чем они заключаются, я точно не знаю. Но мне сдается, что тут определяющее значение имеют три момента: перспектива национально-государственного развития КССР (ориентация на Среднюю Азию или нет), основная линия политики и практики строительства у нас в дальнейшем (национальный вопрос в общей его постановке или реальная хозяйственная политика в связи с общей обстановкой) и внутрипартийные моменты в Казахстанской организации (опасность националистического уклона, как результат механическо-групповых столкновений с обеспечением случайного большинства).

Во всех этих вопросах Султанбек занимал определенную позицию. Она тебе должна быть известна. Он подходил ко всем этим вопросам, как тактик, и в тактике у него иногда получался некоторый перегиб. Но по существу он (это мое личное мнение) прав. В эпоху нацразмежевания и оформления Казахстана в национально-советскую республику (в борьбе за это дело) иначе нельзя было действовать. При этом не надо забывать таких обстоятельств, как обстановку обос­тренных национальных взаимоотношений, условия отсталости самого казахского народа (т. н. фактическое национальное неравенство), почти полное одиночество Султанбека и т. д. Я думаю, что отзыв Султанбека не должен иметь своим последствием ревизию всего прошлого и основ той поли­тической линии, которая была представлена им. По существу те проблемы и практические задачи, которые выдвигались Султанбеком, сохраняют свою силу и теперь... ...незачем поднимать шум, устраивать перепалки, развязывать группировочную стихию по поводу отзыва Султанбека». («Алаш қозғалысы», 3-т., 1-к., 2007. 196-200-бб.). - 1925 жылғы большевик Жандосовтың 2012 жылғы ру мүддесімен қаруланған «жаңа тұрпатты большевик» зерттеуші-ұрпағынан жер мен  көктей айырмашылығы бар екені дәлел тілемес деп ойлаймын.

Форум барысында оқымысты «туркестанец» өзге де бірнеше мұрағаттық құжат келтіріп жүрген. Рысқұлов хаттарының жариялануына өздерінің теріс көзқарастарын дәйектейтін бұлтартпас дерек деп ұққандықтарынан, солардың бірін (Қожановтың «контрреволюциялық» бет-бейнесін әшкерелеген партиялық қаулыны) әлдебір тілектесі қайта көшіріп жариялапты. Осындай «деректерді» жалаулатушылардың сәл ғана ойланғаны жөн: Қоқан автономиясын кезінде қолдаған, Қоқанды қанды қырғынға ұшыратқаны үшін большевиктерге жылы сөз арнай қоймаған, әрдайым ұлт мүддесін көтерген «Бірлік туы» газетінің редакторы болған Сұлтанбек Қожановқа большевиктік билік одан басқа не деу керек еді? Тарихи зерттеуде большевизм саясатынан, маркстік-лениндік әдістемеден әлдеқашан бастартқан, тарихи құжаттарға тарихилық, әділеттілік тұрғысынан қарап, талдауға тиіс бүгінгі демократиялық дәуірдің зерттеушілері мұндай хаттарды әділ талдай алады. Ал солардың қатарынан «түркістандық» пен оның тілектестері неге сонша алыс жатыр, бұл түсініксіз. Жоқ, түсінікті де: бұлар, өкінішке қарай - жалпыұлттық мүддеге өз рулық төбешіктерінен ғана қарауды мәртебе көретін, сондай көзқараспен сыбайласқан рушыл «оқымыстылар».

Жарияланым мақсатын дәл түсініп, адал пікір білдіріп жатқан азаматтарға алғыстан басқа айтарым жоқ, дей тұрғанмен, олардың даусынан гөрі ру мүддесін қуып кеткен жалақор қонақтардың үндері көп әрі басым шығып жатқаны анық. Бірақ бұл қонақтар өздеріне рулық тұрғыда жекешелендіріп алып отырған қазақ қайраткері Тұрардың жарияланымда берілген хаттарын түсініп оқымаған. Әлде, саналары рушылдықпен тұманданғандықтан, түсініп оқуға  қабілеттері жетпеген. Сондықтан, хаттарға қысқаша қайта оралуға тура келеді.

Рысқұлов 1924 жылғы 18 сәуірде Сталинге құпия түрде (және ЦКК мен ГПУ-ге): «өзінің табанды идеясымен Совет үкіметіне қарсы... ұйым... бір бүйірімде тура  3 жыл жұмыс істеді... Түркістандағы қазақ халқының бұқарасына ықпал ету тетіктерін өз қолдарына алып, шынымен де нығайып үлгерген болып шықты», - деп хабарлады. Өзінің «соңғы уақытқа дейін Қожанов пен оның адамдары шынымен де коммунист бола алған шығар» деп ойлағанын, бірақ «оның өз тұлғасымен тұтас ұйымды бүркемелеп отырғанын»,  демек оған «тек идеялық жау ретінде» қарайтынын, сондықтан «Алаш-Орда туралы мәселені» тиісті «органдар алдына қабырғасынан қоям» деген кесімін айтып, Қожановтың «алашордалықтарды» қорғаштаған қылығын әшкерелейтін (өзгелермен бірге Нысанбаев та қол қоюға тиіс болған) баяндаманы ұсынады. Тұрардың 18.04.1924 ж. құпия хаты түпнұсқасының скан-көшірмесіне назар салыңыздар: (1-2-нші суреттерді қараңыз)

Тұрардың 18.04.1924 ж. құпия хатына ұжымдық шағым-хаттың «Препроводительная записка» дейтін 2 беттік жөнелтпе жазбасы және «Основнай доклад» делінген 25 беттік басты құпия ақпараттары тіркелген. Хатына тіркеп жіберген ұжымдық болмақ жөнелтпе жазбада «Бірлік туынан» шыққан адамдарымен бірге Қожановтың «солшыл» коммунизмді бүркеніп» әрекет еткені, оның буржуазиялық-ұлтшыл «Алаш-Орда» ұйымымен идеялық байланыста екендігі және іс жүзінде бірлесіп жұмыс істейтіні жөнінде айтылып, «Қожановтың пәтеріне ГПУ желісі бойынша тінту жүргізуді талап ететіні» жазылған. Түпнұсқасын қараңыздар: (3-нші суретке қараңыз)

Бұның соңынан «Негізгі баяндама» тіркелген. Оның 5-бетінің 3-абзацынан бастап, аздаған ғана қысқартумен, «туркестанец» Нысанбаевтың арызын көшіріп алған  белгілі құжаттар жинағында жарияланған. «Рысқұлов хаттарында» біз бұл басты құжатты мазмұндап қана таныстырғандықтан, жалпы оқырман үшін түпнұсқадан басын (5 бет) және жинақтан («Алаш қозғалысы», 3-т., 1-к. 2007. 144-167-бб.) қалғанын түгел ұсынбақпыз, танысыңыздар: (4-5-нші суреттерге қараңыз)

В Туркестане отделением Алаш-Орды была организация "Бирлик туы" ("Знамя единения"), с созданием газетного органа под этим названием. Газета "Бирлик туы" стала издаваться с июня 1917 г. в г. Ташкенте. Платформа организаторов названной газеты была точь в точь та же, как и у алашордынцев.

Группа, руководившая газетой или товарищество, состояла, главным образом, из киргизской интеллигенции, без сомнения буржуазной. Ядро организаторов состояло то же из студентов, гимназистов, семинаристов, выходцев из имущих слоев, [которое] определенно свысока относились к выходцам из "фухары" (низов).

Руководил и объединял эту группу в начале Мустафа Чокаев (член Туркестанского комитета Правительства Керенского, потом, после разгона его, бывший председатель Кокандского автономного правительства). Вся группа "Бирлик туы" стояла твердо и убежденно на платформе Чокаева и Учредительного собрания, а для Туркестана - независимой буржуазной автономии, организации здесь тоже партии Алаш- Орды1' и вхождение Туркестана для защиты от большевиков в Юго-Восточный союз Каледина и других генералов.

В этом смысле газета работала и после разгрома большевиками Кокандской автономии и бегства ее председателя Чокаева. Последний потом вместе с Вадимом Чайкиным45 появился в 1919 г. в Закаспии, стремясь организовать комитет Учредительного собрания, а потом бежал из меньшевистской Грузии. Работает теперь в г. Париже, частенько печатает противосоветские статьи (кстати, кто-то из Туркестана ему сообщает подробные сведения).

Вот после бегства этого Чокаева редактором "Бирлик туы" по очереди состояли его [соратники]... ,2' Ходжанов... активно работавшие и содействовашие до этого делам Чокаева.

Организация "Бирлик туы" в Туркестане явилась ярой и идейной противницей соввласти. Она своей агитацией и печатным выступлением наносила огромный вред соввласти. Газета "Бирлик туы" прекратила свое существование с половины 1918 г., т. е. после 10-ти месячного существования большевистской власти.

Газета "Бирлик туы" стояла на той же линии, на какой алашордынский орган "Казак" в г. Оренбурге или "Улуг Туркестан" в г. Ташкенте. Газета "Бирлик туы" занималась популяризацией комитета Временного правительства Керенского, потом идейно пропагандировала Алаш-Орду и Кокандскую автономию.

Мы помним, и помнят испытавшие эту газету в 1918 г. как эта газета подготавливала киргиз к Учредительному собранию и введению земства, но решительно выступала против большевиков. Ходжанов и Булганбаев на страницах "Бирлик туы", разбирали программу большевиков, разбирали очень грамотно и теоретически приходили к заключению, что нужно ее решительно отвергнуть. Говорили, что во главе большевиков - грабителей стоит приехавший недавно из Германии - немецкий "шпион Ленин".

Особенно "Бирлик туы" возмущалась, когда большевики свергнули Кокандское автономное правительство. Ходжанов и его люди возможно и теперь говорят, что они тогда ошибались, не поняли, ибо были мало образованы. Нет, не верно: они были вполне образованные интеллигенты и вполне понимали то, что делают.

Правда, они были связаны, главным образом, с оренбургской интеллигенцией и по линии Ташкентской ж. д., а Джетысуйская обл. их почти не знала, но тем не менее, были, конечно, очень интеллигентными людьми, иначе они не руководили бы газетным органом. Вот например, выступление Ходжанова и других на Сыр-Дарьинском областном Киргизском съезде в г. Туркестане, харак­теризующее всю идейную сущность "Бирлик туы" и ее непримиримость с большевиками. Этот съезд был созван согласно следующей телеграммы центра Алаш-Орды, напечатанной в "Бирлик туы" № 17 от 14 декабря 1917 г. Содержание этой телеграммы следующее:

"Из г. Оренбурга 18 декабря. Второй Всекиргизский съезд постановил всех киргиз и кара-киргиз объединить в одно автономное государство. Поэтому Совет Алаш-Орды созывает на 5 января 1918 г. в г. Туркестане Сыр-Дарьинский областной съезд киргиз и кара-киргиз. На этом съезде поставлен будет вопрос о присоединении туркестанских киргиз к общекир­гизскому автономную правительству. Председатель Алаш-Орды Букейханов и Мустафа Чокаев". Эта телеграмма напечатана в "Бирлик туы", где редактором числится Ходжанов.

Отчет об указанном съезде пишет на страницах газеты "Улуг Туркестан" № 52 от 18 января 1918 г. Валитхан Омаров - один из идейных сотрудников Ходжанова, работающий и сейчас с ним вместе (перевод этой статьи целиком прилагается при этом докладе).

В начале отчета перечисляются фамилии виднейших руководителей Алаш-Орды, приехавших на этот съезд из Киргизии и представителей Кокандского автономного правительства. Потом говорится о докладах с освещением [деятельности] Алаш-Орды, Дулатова и других и Кокандской автономии, и приводится потом резолюция указанного областного съезда, одобряющая целиком позиции Алаш-Орды и Кокандской автономии.

На 9-м заседании подробно описывается выступление от имени большевистского Совета Народных Комиссаров покойного т. Полторацкого и резкое выступление против него и вообще большевиков Ходжанова, который взял слово, перебив т. Полторацкого, и разгоряченный говорил при этом.

В отчете пишется, что "красиво и подробно", разъяснил сущность программы большевиков Ходжанов и решительно заявил, что для киргиз она не приемлема.

В поддержку Ходжанову выступили потом Алдабек Мангельдин (нотариус) и Мирякуб Дулатов - видный руководитель и вдохновитель киргизской Алаш-Орды. Причем последний сказал, что не нужно признавать русский язык, поэтому переводить представителю большевиков речь возражавших против него лиц не следует. И дальше говорится, что, так и не дав докончить речь, потихоньку вывели из зала заседания "товарища", представителя большевиков.

Другое характерное выступление бирликтуинской группы было на совещании в доме Асфендьярова, когда небольшой группой большевиков-киргиз внесено было предложение о присоединении киргиз к большевикам и признание последних. Тогда с пеной у рта выступал Ходжанов, Булганбаев и другие, решительно заявляя, что киргизы никогда не признают большевиков, что последних дни уже сочтены, и подвергали насмешкам этих "выскочек" большевиков-киргиз, с которыми даже говорить считали для себя унизительным. Дело дошло чуть ли не до драки и собрание большинством, поддержав Ходжанова и Булганбаева, разошлось (не откажутся, наверное, подтвердить сказанное Асфендьяров, Кутебаров и другие участники).

С того времени началась открытая идейная борьба между большевиками-киргизами и бирликтуинцами. Там, где появлялись киргизы-большевики, они сейчас же подвергались резкой критике. Так, например, когда киргизы Аулиэ-Атинского у. примкнули к большевикам и свергли Кенесарина (потомка бывшего хана, того самого, который вместе с уездным начальником Суплатовым давал сводки генерал-губернатору в г. Ташкенте и Охранке о ходе восстаний киргиз в 1916 г. и способствовал расправе с ними) "Бирлик туы" выступила с защитой этого Кенесарина, ибо он был их человек.

При этом прилагается ряд статей Ходжанова, Булганбаева и других (в переводе), характеризующих их взгляды.

В № 17 газеты "Бирлик туы" от 14 декабря 1917 г. помещена передовица Ходжанова, где говорится о решениях Кокандского автономного правительства и о том, что в неосуществлении этой автономии являются виновниками "насильники-большевики" силой оружия установившие свою власть. Указывая на поведение большевиков, желающих признавать только рабочих и крестьян, но не желающих признавать существовавшие до этого мусульманские организации и распустившие их. Делается резкое нападение на "своих" - большевиков, в союзе с русскими большевиками, создающих раскол среди киргиз. В общем статья рисует большевиков как зверей, против которых необходимо выступить решительно (см. приложение). В том же номере приводится решение IV Мусульманского съезда в г. Коканде, объявившего автономию Туркестана и решившего присое­диниться к Юго-Восточному союзу Каледина. Здесь так же большевики рисуются как империалисты, поправшие свободу и угнетенные малые народы.

В № 37 указанной газеты характерна статья Булганбаева, так же чисто контрреволюционного характера, где открыто осуждаются   руководители российских большевиков за Брестский мир и отвлечения внимания солдат от фронта и за нарушение единства русского народа, указывая, что Милюков и другие были действительно народные деятели. Дальше приводится так же революционная] статья Дулатова, кото­рый не стесняясь тоже самое и теперь на 7-м году соввласти под прикрытием Ходжанова пишет и проводит на страницах органа ЦК КПТ "Акжол". Переводы статей приложены при этом, а так же имеются подлинные номера газеты "Бирлик туы". Приводить остальные статьи считаем нет надобности. После роспуска организации "Бирлик туы", она, однако, не прекратила своей деятельности. Отдельные участники организации потом разбрелись после разгрома Кокандской автономии: кто в ряды белогвардейцев (Сейдалин, сыновья Лапина и другие), кто за границу (Чокаев) и кто в Киргизию. Но многие, во главе с Ходжановым и Булганбековым, оставались в Туркестане, продолжая прежнюю деятельность,

Ходжанов и его люди до начала 1920 г. вели контр­революционную деятельность среди киргиз, особенно Сыр-Дарьинской обл. Так же как, например, за контр­революционную агитацию в Туркестанском у. по постанов­лению угоркома он был один раз арестован. Этот факт имел место, и есть очевидцы.

В 1919 г. во время Осиповского восстания белогвардейцев в рядах белых участие принимали большинство бывших кадетов, гимназистов и семинаристов и т. д. Тогда в рядах белых со стороны старого города с оружием в руках выс­тупили: Ходжанов, Тохтыбаев и Борцев (есть также видевшие). Но эти три лица в следующем принимали все меры, чтобы сгладить все следы этого выступления. Если как следует взяться за расследование, то можно без сомнения это установить.

Тем временем большевики стали укрепляться. Потерпело поражение Осиповское восстание, пала надежда у "Бирлик туы" и на Колчака, и эсеровское Учредительное собрание ввиду их поражения. Стало усиливаться крыло туземных большевиков в Туркестане, как это не было неприятно бирликтуинцам. Но вот представился счастливый случай: стали усиливаться разногласия и трения в рядах самих большевиков и с другой стороны - разногласия с прибывшей из центра тогда Турккомиссией ЦК РКП. Президиум ТурЦИКа и Крайком партии подали в отставку. Происходили большие перемены в составе власти, но большинство рядовых туземных коммунистов примирились с новым направлением (кстати, и ввиду небывалой репрессии над оппозиционной частью партии) и продолжали работу.

Эта операция (перемены, нужно сказать, ошибочные) проделана была Турккомиссией во главе с т. Сафаровым, мало знакомым с условиями Туркестана.

Вот этой внутри фракционной борьбой самих большевиков и разногласиями местных работников с центром восполь­зовались группы, точившие до того зубы против этих большевиков.

Ходжанов вошел в партию в том же 1920 г. и тут же посчастливилось прямехонько войти в состав в ЦК КПТ. За ним потянулась вся его компания (из бывшей "Бирлик туы") под именем уже "интернационалистов", и действи­тельно, чтобы загладить свое прошлое эта группа, каким-то образом заручившаяся полным доверием и поддержкой т. Сафарова, начинает гнуть слишком (по внешней форме, конечно) левую линию. Выступает против переводчиков, но привлекает "своих" переводчиков; громит баев, но под­держивает "своих" баев; говорит об "интернационализме", но почти вся Алаш-Орда не только Туркестанская, но и из Киргизии возглавляет "батрацкое" ядро "Кошчи" и батрацкую газету "Акжол".

Удаче способствовало начавшаяся тогда проводиться земельная реформа среди киргиз, которая начата была согласно июньского постановления и инструкции ЦК РКП в 1920 г. (постановление это состоялось еще до перемены во власти в Туркестане). Национальным чувствам Алаш-Орды как раз кстати пришлась эта земреформа, нашелся предлог на основе которого можно было вновь выступить на арену политической жизни.

Словесно говоря об этом коммунизме (даже левом), на деле можно было провести земельную реформу, дав ей национальную окраску и нажив на этой работе авторитет и завоевать себе последователей, всячески внедряя в массы мнение, что именно они (алашордынцы) дают землю. И в самом деле так и произошло. Главным руководителем

земреформы в Семиречье были виднейшие алашордынцн: Ходжиков, Испулов и др. Первый состоял тогда замнаркомзема, второй - членом коллегии (оба беспартийные). Оба ездили для руководства на место земреформы в Джетысуйскую обл. В это время в Киротделе при ТурЦИКе сидели так же виднейшие деятели Алаш-Орды, а газета "Ак жол" всецело Ходжановым вручена была этим алашордынцам. Редактором был Мирякуб Дулатов.

Последний на страницах газеты говорил "бить всех русских колонизаторов, причем все крестьяне рассматривались ими "врагами", тогда как среди крестьян были все же, хотя мало, беднейшие слои, с которыми должна была сойтись киргизская беднота. Но этой классовой точки зрения не было. В земреформе в Джетысуйской обл. уцелели старожильческие зажиточные поселки и задели, наоборот, как раз новоселов в менее зажиточных, причем оказалось, что в союзах "Кошчи" и "Джетысу" почти не было русской бедноты. У последних создалось определенное впечатление, что союз "Кошчи" - это киргизская национальная организация.

Какую роль играли алашордынцы, из Киргизии, например, видно из следующего случая. В одном из № газеты "Ак жол" была помещена на имя Дулатова из г. Алма-Ата от Джандосова телеграмма с сообщением о Хорезме Зем­реформы. Приведя эту телеграмму алашордынец Дулатов пишет длинную статью инструктивного характера для киргизских коммунистов, громя русских и советуя "по  возможности не жалеть русские поселки".

Насколько земреформе была придана национальная окраска видно из факта Аулиэ-Атинского I краевого съезда киргизской бедноты. Во время этого съезда по постановлению Президиума этого съезда (из подписавшихся один только т. Сафаров был европеец, подписано было как Президиум ТурЦИКа), расстреляно было 8 человек русских. Тогда Ходжанов и другие говорили, что пусть они будут в честь I съезда принесены в жертву, потом оказалось, что некоторые из расстреляных были невиновны в возводимом обвинении.

Мы не собираемся судить земреформу, она была нужна, дала некоторую пользу бедноте, но проведена была со многими "ошибками" под "национальным признаком" алашордынской организации. И многие еще из киргизского населения действительно думают, что земреформу дали алаш­ордынцы, работавшие под прикрытием и руководством "коммуниста" Ходжанова.

Например, землеустройство в 1922-1923 гг. так же проведено было под руководством ходжиковых, испуловых (кто они такие, потом объясним), причем Ходжиков, Сатыгулов и другие агенты Ходжанова разъясняли везде массам, что это опять-таки есть благодеяние Ходжанова и акжолцев (т. е. переименованный "Бирликтуы"). Мы здесь не будем касаться взятничества и других поборов агентов землеустройства во время его проведения.

Чисто политическим способом проведенная земреформа (безхозяйственного закрепления) конечно, не обогатила бедноту, т. к. об этом напевают ей акжолцы.

Беднота не сумела воспользоваться этими землями за отсутствием средств (конечно, в большинстве случаев). То же самое обстоит дело с союзом "Кошчи". Последний просто представляет из себя лавочку, для получения постов акжолцам по линии администрации. Союз "Кошчи" теперь представляет из себя деклассированную организацию. Влезли туда с ведома даже самих акжолцев, всякие жулики, авантюристы, агенты баев, ибо они в то же время люди Ходжанова.

Баи и манапы теперь через союзы "Кошчи" лучше надувают советскую власть и бедноту, чем до существования союза "Кошчи". Этого не отрицают в своих выступлениях и сами акжолцы.

На последнем Краевом съезде союзом "Кошчи", кстати сколоченном из больше не относящихся к союзу "Кошчи" людей, лошадчиков по кооперации был опять тот же пресловутый Ходжиков (для популяризации видимо его).

В Президиум "ввели" себя: Ходжанов, Худайкулов и ... ввели т. Сафарова, (как же - он их благодетель). Задача выяснения действительной подоплеки земреформы (этим мы не хотим сказать, что нужно начать пересмотр земреформы, этого допустить никак нельзя ввиду натянутой политической обстановки в бывш. переселенческих районах) и подоплеки теперешних союзов "Кошчи" - большая задача. Материалов и фактов на счет этого накопилось сколько угодно и этот вопрос нужно осветить особо, нужно указать здесь, что на этих двух, главным образом, отраслях политических мероприятий, и наживают себе здесь вес алашордынцы.

Все это было в период 1918 г. (времен "Бирлик туы") и 1920-1921 гг. в период земреформы и организации "Кошчи" и землеустройства.

Но может быть теперь положение изменилось. Может быть Ходжанов отказался от своей алашордынской среды и действительно проводит коммунистические принципы. Ведь его даже предупреждают об этом решения предыдущих съездов РКП и ЦК о чистке чуждых элементов из партии, опасности влияния нэпа и антисоветских элементов, в  идеологическом отношении, о необходимости формирования в окраинах подлинно коммунистических элементов и марксистском воспитании молодежи, не говоря уже о чистке партии и советских органов от всяких примазавшихся, мошенников и взяточников.

Ходжанов, может быть, согласно этим директивам партии опомнился и отмежевался от всего несоответствующего с коммунистическими принципами.

Заявляем, ничего подобного. Под "левым коммунизмом" и красивыми лозунгами о союзах "Кошчи" идет самая отвра­тительная, разлагающая массы и молодежь контр­революционная работа, проделываются преступная фальси­фикация и злоупотребления именем партии, и вместо I марксистского воспитания и марксистской теории, идет насаждение принципов идеализма и даже религиозной мистики среди подрастающего поколения. Героями этой разлагающей изнутри коммунистической партии среды являются те же виднейшие деятели Алаш-Орды под председательством официально и    прикрытием "левого коммуниста" Ходжанова (бессомненно хитрого, способного на всякие "комбинации" и умело вошедшего в доверие некоторой части руководителей компартии).

Полем деятельности этой хитроумной организации являются страницы газеты "Ак жол" (орган ЦК КПТ и ТурЦИКа, киргизский журнал "Чолпан" - приложение к "Ак жолу", подарок читателям", а так же разные лекции представителей этой организации). В последнем случае, если расспросить, расскажут сами учащиеся в разных школах. Главными из деятелей, упорно работающими по проведению своих идей, являются: Алихан Букейханов (бывш. председатель Алаш-Орды Киргизии, бывш. кадет, виднейший интеллигент и публицист), Мир-Якуб Дулатов (один из главных руководителей Алаш-Орды и ее идеологов, литератор), Магжан Джумабаев (новый поэт на старый "алашордынский лад"), Булгамбаев, известный нам, Халил Дос-Мухамедов (д-р и научный деятель ) и др.

Основная линия "Ак жола" и всех остальных перечис­ленных нами киргизских журналов заключается в статьях указанных деятелей. Первые три из них находятся вне Туркестана, но субсидируются "Ак жолом" средствами. В "Ак жоле" и в остальных киргизских журналах, правда, впереди вы прочтете и радиотелеграмму, передовицу на какую-нибудь тему о коммунистическом строительстве, о "Кошчи", даже о Ленине и т. д., но дальше, в большинстве в фельетонах, изложенных литературно, ибо авторы способны, помещены статьи самых идейных руководителей этой газеты. Там - под видом какого-нибудь рассказа, басни или стихотворения (см. Джумабаева), но иногда даже прямо в политической статье - вы увидите подлинную идею и старую программу Алаш-Орды, вбиваемую с "благословения коммунистической партии" в головы темных масс и молодого поколения.

Советская власть не успела еще вполне наладить свою работу среди киргизского населения, чувствуются там разные недостатки и нужда и эти моменты используются идеологами Алаш-Орды для проведения своей идеи и подтачивания авторитета партии.

Начнем со статей молодого поэта Магжана Джумабаева, портрет которого (по предложению Ходжанова) повешен в стенах Киринпроса и сам зачислен на стипендию Туркреспублики. В газете "Ак жол" № 408 от 25 февраля 1924 г. помещено стихотворение под заглавием "Джилкычи". В этом стихотворении под снежной бурей, разыгрывающейся в степях, подразумевается большевистская революция, под отбившимся от пастуха во время бури табуном лошадей подразумевается киргизский народ, а под именем пастуха - руководители Алаш-Орды. Дальше говорится, что разыгрался буран, кругом холод, все коченеет, ходят голодные волки (подразумеваются большевики), и куда делся в это время оставшийся пастух? Или он тоже закрутился, заблудился в стихии? Впереди его лежала ложбина, может быть он упал туда, а буран прошел, надсмехаясь, через него. Может быть, погиб герой под снегом бурана. Кто видел его тело еще кроме ворона? Буран продолжает свирепствовать, как дикий зверь. Да пусть будут последствия его благополучны. Все же узнать судьбу героя пастуха, т. е. узнать бы и прислушаться: умерла ли идея Алаш-Орды или жива, вспомнить ее в тяжелое время.

В № 10 "Ак жола" от 1 марта сего года помещено стихотворение под названием "Железная дорога" того же М. Джумабаева. Под железной дорогой, начавшейся прокла­дываться столько-то лет тому назад "среди степных аулов", подразумевается прошлая деятельность и программа Алаш-Орды. Дальше спрашивается: закончена ли эта дорога, встречали ли собравшиеся во встречных аулах лицезреть ее толпы женщин и детей, скакал ли рядом с поездом пастух лошадях? Узнай обо всем этом, друг мой, если ее судьба тебя' перебросит туда. Если ты (читатель) поедешь в ту сторону (т. е. в степь), то скажешь всем историю прокладки этой дороги. Ведь она стоила массу жертв и массу работ. Проверишь: достроена ли эта дорога. Проверишь ты там:  остался ли народ таким же богатым, полны ли его мешки хлебом или все те "хорошие времена отошли в прошлое".

А может быть, ты увидишь, что киргизский народ ухе стал другим. Попал в бедствие. Может быть увидеть вместо "былых" благополучных нищих киргиз по станциями железной дороги, когда эти несчастные   во сне только вспоминают теперь вкусный кумыс, вместо него пьют горькую воду (водку). Не продает ли несчастный киргиз  [последнее], держа в руке чашку молока и не надсмехается ли над ним "желтая собака" (русский), торгуя у него молоко. Не увидишь ли ты еще 60-ти летнюю старуху, не имеющую ничего продать и продающую   ... тело своей дочери (т. е.   проституция и , вообще, все эти ухудшения   произошли будто бы при большевиках). Поэтому, мой брат (читатель), если попадешь в степь, расскажешь там о той железной дороге и прежних хороших временах.

Этим призывом кончается указанное стихотворение.

У Магжана Джумабаева много и других произведений. Есть напечатанные в виде целого сборника, в котором сначала до конца ни одного слова, пожалуй, о коммунизме нельзя встретить. В основу этих произведений положена идея Алаш-Орды, подтачиваются большевистские принципы и не только отрицается марксизм, но призывается к помощи народу в его стихах Аллах и другие сверхъестественные силы. Произ­ведения Джумабаева правительством Кирреспублики запрещены к распространению в Киргизии, и поэтому поводу Ходжанов вел целую полемику на страницах газет с "коммунистическим" (настоящим, конечно) г. Оренбургом.

Теперь перейдем к разбору ряда выдержек из статей другого идеолога Алаш-Орды - Мир-Якуба Дулатова.

Последний больше пишет политические статьи дирек­тивного характера для киргизских коммунистов. Ходжанов, его преданный ученик, и печатает его статьи на видном месте. "Ак жол" - это плод работы, точнее указанного Дулатова, его детище, продолжение алашордынского органа "Казак". Изгнанные из "проклятого г. Оренбурга" алашордынцы нашли широкое поле деятельности в Туркестане.

Не даром в юбилейном номере этой "подлинно батрацкой" газеты "Ак жол" рядом с портретом Ходжанова помещен портрет Дулатова (удивительно: они похожи друг на друга по выражению лица), идея ведь одна у них и не даром этот Дулатов в фельетоне того же юбилейного номера восхваляяет "Ак жол" даже лучше, чем сам Ходжанов и указывает народу, что эта газета находится на правильной дороге, т. е. алашордынской. Вот тут напрашивается вопрос: каким же образом беспартийный и противник соввласти Дулатов может так хвалить орган ЦК большевиков? Дальше Дулатов эту статью заканчивает приветствием и пожеланием продления существования ("Ак жол" № 377 от 7 декабря 1923 г.).

Вот одна из многих статей (политических) контр­революционера Дулатова, напечатанная в "Ак жоле" № 386 от 4 января 1924 г., где помещены портреты как раз для популяризации чимкентских "взяточников" Баймуратовых и Джарменева (тоже из кампании "Бирлик туы"). В статье говорится о национальных формированиях. В начале приводится выдержка из постановлений Реввоенсовета Республики, разрешающая красноармейские национальные формирования. Дальше Дулатов это постановление, говорящее именно о национальных формированиях "красных", переделывает и объясняет по своему.

Дулатов спрашивает: "Кто обрадуется такому известию? Этому известию должны были бы обрадоваться, прежде всего, не многие, но "известные народу деятели" (т. е. руководители Алаш-Орды). Обрадуется тот, кто понимает ЧТО НАЦИОНАЛЬНАЯ АРМИЯ (О КРАСНОЙ АРМИИ НЕТ НИ ОДНОГО СЛОВА) ЕСТЬ ОПЛОТ НАЦИОНАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ. Но мы далеки от утверждений что радости у киргизского народа беспредела. Хотя действительно, под действием революции от национального единства замечается некоторый переход к классовым группировкам среди киргиз, но последние еще совершенно темны, и поэтому сразу формировать из них военные части значит "дать палку в руки слепому", и нужно объявить смысл формирования армии.

Дальше приводятся причины, почему царизм не хотел привлекать инородцев к воинской повинности. В конце говорится, что вот теперь советская власть разрешает формирование национальной армии. По правде говоря, -пишется дальше - настоящую свободу можно получить ТОЛЬКО ПРИ ИМЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АРМИИ И ЧЕРЕЗ НАЦИОНАЛЬНОЕ ВОЙСКО, ЧТОБЫ ВОТ КАЖДАЯ, ПРЕЖДЕ УГНЕТАВШАЯСЯ МАССА СТАЛА САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ,     СОВЕТСКАЯ     ВЛАСТЬ РАЗРЕШАЕТ СОЗДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВОЙСК. (Хорошо, значит Дулатов понял задачи соввласти). И, \ конечно, какой-нибудь аульный, малограмотный киргизский коммунист, как и другие так и поймет, что задачи советской власти - образование буржуазного киргизского государства. Почему бы последнему (малограмотному киркоммунисту) не поверить советам Мадьяра (псевдоним Дулатова), когда его статьи подтверждаются находящимся в полном "доверии" у ; русских большевиков Ходжанова, хотя рядовой киргизский коммунист знает, что Ходжанов и Дулатов - это одно и то же.

"Вот только поняв значение этой национальной армии, как оплота национальных интересов нужно киргизам давать своих детей в Красную Армию", - заканчивает свою длинную статью Дулатов.

В другой статье, напечатанной в "Акжоле" № 383 от 23 декабря 1923 г., Дулатов пишет относительно порядка выборов власти среди киргиз. Циничнее этой статьи из уст контр­революционера по адресу коммунистической партии ничего не может быть. Статья начинается с того, что выбираемые к власти люди теперь гонятся только за "постом" и за "личным интересом". Даже после революции говорится, [что] хуже стало, чем при старом режиме, ибо увеличилось количество должностей (подразумеваются "исполкомчики" по излюб­ленному выражению контрреволюционеров), говорится много стало "властвующих" и конкурентов к власти тоже увели­чилось (т. е. отсюда напрашивается вывод, что прежнее единовластие лучше было).

Дальше говорится, что при старом режиме переводчики, писаря и чиновники из киргиз грабили своих же киргиз. Последние с этим порядком свыклись и не отвыкли до сих пор. Но при революции, говорится, мы видим то же самое. Многие люди разных мастей и разные- жулики сразу заде­лались "большевиками" и стали захватывать власть. Приво­дится для примера в Туркестане один киргизский работник (Отарбаев), занимавший ответственный пост, но бывший жулик, потом приводится один пример из Киргизии. Говоря гак, Дулатов забывает, как он сам вмешивался в родовые дела своих киргиз и грабил их. На тех же лицах, о которых упоминает Дулатов, как раз спекулировал и Ходжанов (уди­вительно как они одинаково мыслят).

Конечно, такие единичные примеры примазавшихся людей были даже в центральной России, но за это всю партию большевиков превращать в "сборище жуликов и исключительно искателей власти" нельзя. Почему ни Дулатов и ни Ходжанов не разоблачают массу действительных жуликов, находящихся около них. Конечно потому, что они "алашордынцы - свои". Дальше в статье Дулатов предлагает рецепт выборов "аульных старшин" (старый термин упраздненный при соввласти), который не соответствует совершенно Конституции соввласти. Статья кончается призывом не гнаться за властью, идти к власти, понимая общественную цель, (т. е. национальные интересы в целом). Других статей этого Дулатова мы приводить здесь не будем, их много, только нужно подчеркнуть, что все эти статьи - неприкрытое выступление Алаш-Орды - непри­миримого врага идейного коммунизма. Этого пресловутого Дулатова портрет так же висит в Киринпросе для его популяризации - популяризации человека кроме антиболь­шевистского ничего не сделавшего для соввласти.

О марксизме во взглядах этих людей и в их произведениях, печатаемых на страницах коммунистических органов киргизских в г. Ташкенте (коммунистических, конечно, по названию), [говорить] не приходится. Убежденная платформа их - буржуазный идеализм и религиозная мистика. Это можно увидеть во всех их религиозных произведениях.

Главой всех их и идейным руководителем является Алихан Букейханов (псевдоним Кыр баласы), инструкциям которого слепо подчиняется его неразрывный ученик Ходжанов. Последний не может при всем желании отделаться от них, ибо тогда они разоблачат его и докажут большевикам, что он их человек. Что дело именно так обстоит, доказывает тот факт, что нигде ни на страницах печати, ни в выступлениях в докладах Ходжанова ни одного слова не только осуждающего, но упоминающего об Алаш-Орде нельзя найти (это подтвердится, если кто-нибудь попробует проверить). В то же время недавно один из участников (видных) Алаш-Орды, но теперь коммунист т. Кенжин в киргизской газете "Энбекчил казак" написал длинную статью с разоблачением контрреволюционной деятельности Алаш-Орды и с осуждением ее, что давно должен был сделать Ходжанов, если он действительно (как он старается доказать) сделался коммунистом.

На идеализме, а не на марксизме основаны взгляды Алаш-Орды (вместе с тем взгляды всей Бирликтуинской орга­низации). Это видно из следующего невинного, казалось бы, рассказа Ал. Букейханова, напечатанного под названием "подарок читателям" в приложении к "Ак жолу" № 385. Букейханов рассказывает один случай (конечно, художес­твенный). Когда он ехал по степной дороге, увидел выпавшего из гнезда около дороги птенца. Собака его хотела подойти, но сверху с ветки бросилась комом мать и стала защищать собою детеныша. Собака отступила, и он отозвал свою собаку и тронулся дальше, твердо еще раз подтвердив себе истинную мысль, что любовь (или добродетель) сильнее смерти, что на любви (конечно, любви, разумеется так же и к ближнему) держится весь мир и движется жизнь, основа которой любовь  или добродетель. И этот, ничего общего не имеющий с материализмом, взгляд преподносится читателям (в т. ч. I коммунистам), и как этот взгляд будет действовать на умы малограмотной массы?

В других рассказах и стихотворениях как Букейханов, так и Дулатов и остальные ссылаются каждый раз на  "проведение всевышнего бога" и основывают жизнь на вере. В других местах, например, воспевается геройство былых киргизских ханов и "батыров" (богатырей) и говорится, что народ ждет героев подобно такого то батыра, который спас бы народ. Например, в том же приложении Магжан Джумабаев воспевает героя батыра Кенесары, боровшегося с русскими, но потом, при завоевании ими киргиз последние подчинились окончательно власти этих "хрюкающих свиней". Дальше говорится, что теперь (конечно, после революции) народу хуже стало, он впал в горе и, делая обращение к богу, призывает его послать для многострадального "алашского" народа подобного героя, как Кенесары батыр.

Между прочим, сейчас молодежь и читающая киргизская публика довольствуются "батырами" (народными былинами) при отсутствии совершенно марксистской и даже научного направления литературы на киргизском языке, а организация бывшая "Бирликтуы" во главе с Ходжановым, захватившая газетный киргизский орган, разыгрывая официально из себя "коммунистов", на деле угощает идеализмом и религией с примесью патриархально родовых привкусов в статьях цулатовых, джумабаевых, букейхановых и т. д. малограмотные киргизские массы и коммунистическую молодежь.

Заканчивая разбор "алашордынской" и идеалистической подоплеки ходжановскои группы, мы не можем не указать на удивительно смелый "авантюризм и карьеризм" Ходжанова и его людей. В этом отношении не будем ссылаться на то, что было в прошлом. А по ряду фактов охарактеризуем этот авантюризм, что даст ключ также к разгадке его разных

"комбинаций", особенно после XII Всетуркестанского съезда Советов, при назначениях на посты работников. Как мы указали вначале, Ходжанов, прежде всего, выставляет себя ярым противником бывших царских переводчиков, но сажает кругом власть "своих" переводчиков (Аралбаев, Рустемов и другие); выступает против жуликов, но защищает заядлых своих жуликов (примеры: Чимкентское дело, Шерихан, Кучербаев, Шаумеды и другие); выступает против баев, но привлекает своих баев и торговцев (Джарменов, Карабай Адылбеков и другие); разыгрывает "интернационалиста", но в полном контакте с Алаш-Ордой.

Всем хорошо известно о том, что Ходжанов ведет беспрерывную переписку с Ал. Букейхановым, Дулатовым, Болганбаевым, Ах. Байтурсуновым и др. Выдает им тайны партии и получает от них директивы. Все эти письма можно было бы захватить, если бы неожиданно ГПУ сделало обыск на его квартире. Например, мы знаем через одного человека-очевидца письмо Ал. Букейханова на имя Ходжанова, где Букейханов говорит, что он "на старости лет не желает унижаться перед Сталиным и просить его зачислить сыновей на стипендию", а решил через Ходжанова зачислить их на стипендию за счет Туркреспублики. Пусть Ходжанов покажет эта письма. Мы полагаем, что если расспросить прямо самих Букейханова, Дулатова и других они должны будут сознаться, что действительно переписывались с Ходжановым. Пусть Ходжанов покажет их письма (хоть несколько), если он ни одного не покажет будет неверно, ибо после тех статей, которые помещаются в газетах, никто из посторонних не поверит, что не было переписки.

Мало того, что Ходжанов каждый раз по всем серьезным вопросам совещается дома с беспартийными (бывшими алашордынцами, видными) Хажиковым, Испуловым, Утегеновым и др. Потом вынесенные там решения и планы несет в Исполбюро или Среднеазиатское бюро ЦК для проведения. Вся эта публика все тайны РКП знает великолепно. Испулов, замначальника землеустройства, бывший командир полка, алашордынец не раз доказавший себя [в борьбе] против большевиков. При работе в Наркомземе во время земреформы этот Испулов отличался пьянством и дебоширством.

Что же касается окружающих Ходжанова в данный момент киргизских работников, то нужно определенно сказать, что около него сидят и вместе с ним идейно-связано работают (в виде партийных и беспартийных) все почти бывшие бирликтуинцы. Среда, окружающая Ходжанова, как и он сам, ничего общего не имеет с коммунистической партией по своей политической подкладке, но и чужда так же по своей определенной мелко буржуазности и материальной нечистоте. Бесконечная борьба за власть, начиная с волостей, разжигание родовой вражды (назначение и переназначение волостных), взяточничество, нарушение на каждом шагу требований партийного устава, двуличность, обман и т. д. - вот чем отличается среда Ходжанова. Такие люди как Шерихан (явный жулик и взяточник) и Садык Утегенов (почтенный старик монархического толка, ездивший в 1913 г. на празднование юбилея Романовых в г. Петербург), и много других подобных, включая сюда уже упоминавшегося нами Ходжикова, (писавшего на киргизском языке брошюру о трехсотлетии Романовых с портретами), конечно, ничего общего не имеют с коммунистической партией и вредны бесконечно. Так, например, Садык Утегенов у Ходжанова служит патриар­хальным примирителем отдельных ссорящихся между собой коммунистов-киргиз, а так же является его глашатаем по аулам   о тех или других назначениях, не обходящихся, конечно, и без взяток.

Например, знаменитый X. Булганбаев [в] 1922 г. выбирался членом ТурЦИКа и потом отправленный на казенные деньги в Киргизию.

Мы перечислять всех его Ходжанова деятелей из "Бирлык туы" не будем, ибо это займет много места, а если нужно представим отдельный список, их характеристики. Но нужно сказать, что эти люди поддерживаются Ходжановым и систематически выдвигаются на ответственные посты. Так, например, бывший алашордынец (беспартийный) Испулов выбирался несколько раз в члены ТурЦИКа и руководящую роль играет в ЦК "Кошчи", а Ходжиков так же выбирался членом ТурЦИКа по рекомендации Ходжанова и Ас-фендьярова, но потом у Ходжикова совести не хватало настаивать на оставлении его в партии и вышел из нее. Но, тем не менее, все эти люди везде имеют доступ, и их статьи первыми помещаются на страницах газет и журналов, тогда как коммунистической молодежи определенно не давали возможности участвовать в прессе (например, коммунистам из Комуниверситета, статьи которых отказывались печатать на страницах "Ак жол" и журналов). Все это можно проверить на месте. Мало того, нам, подписавшим этот доклад, и то не давалась возможность проводить определенную коммунистическую мысль в прессе. Вот приблизительно то, что нужно было сказать для освещения сущности ходжановской группы и ее вредной роли для компартии» (144-161-бб.).

Бұдан әрі түпнұсқаның скан-көшірмесін бұдан бұрынғы жауап-хатымызда ұсынған айыптаулар мен ұсыныстар жазылған, құжаттар жинағындағы мәтіні мынау:

«На основании вышеизложенного, мы обвиняем Ходжанова и его группу из бывших алашордынцев в следующем:

В борьбе идейной и практической во главе организации киргизской националистической интеллигенции "Бирлик туы" против соввласти в период 1917-1919 гг. с причинением тогда определенного вреда развитию коммунистического движения в начальный период в Туркестане. Следы этой антибольшевистской работы в пропаганде Алаш-Орды заметны до сих пор в среде отсталых слоев киргизского населения.

В продолжение этой антисоветской работы (борьбы) и в период с 1919 г. и начала 1920 г., выразившейся в агитации и даже открытых выступлениях членов бывшей Алаш-Орды, в "Бирлик туы" против советской власти, использование каждых ее неудачных моментов и в работе по всяческому разложению рядов киргизской бедноты и коммунистов.

В преступном использовании земреформы 1920-1921 гг. и землеустройства среди киргизского населения с привлечением в политическую работу видных деятелей алашордынской организации, их популяризации в глазах масс и агитации, что земреформе киргизы обязаны ходжановской группе и Алаш-Орде. (См.: "Ак жол" за 1921 г.).

В создании и углублении в рядах киргизской части партии групповой борьбы с привлечением к активной партий­ной работе всех почти бывших бирликтуинцев (в большинстве вошедших в партию с 1920 г.) и гонения на киргизских коммунистов, не относящихся к "Бирлик туы", состоящих в партии в большинстве с 1918 г. Эта искусственно поддер­живаемая групповая борьба углубляла, в свою очередь, родо­вую вражду среди киргиз и оказывала большой тормоз в работе партии на местах.

В продолжении и в настоящее время ходжановской (бирликтуинской) группой совместной идейной работы с бывшими деятелями Алаш-Орды, выразившейся в воспитании массы и киргизской молодежи в антикоммунистическом духе, печатании статей и произведений этих алшордынских деятелей на страницах коммунистических органов явно контррево­люционного характера, пользующейся не знанием киргизского языка руководящей русской частью работников и малоразбор-чивости киргизских низовых работников; популяризации этих алшордынских деятелей путем организации их юбилеев (Ах. Байтурсунов и другие) и вешания в сте-...

6. В выдаче беспартийным бывшим алашордынцам (Ходжиков, Испулов, Утегенов и т.д.) партийных тайн и совместном обсуждении с ними всяких партийных вопросов
(назначение и распределение работников, земельная политика и т. д.), а так же в постоянной переписке Ходжанова и других с алашордынскими деятелями, находящимися вне Туркестана с сообщением им о партийных делах и получения от них  инструкций.

В ложном разыгрывании роли "левых" коммунистов, но в действительности продолжении дела Алаш-Орды и определенном введении в заблуждение высших органов компартии. Упоминание Ходжановым, до сего времени ни единого слова не сказавшим об Алаш-Орде, относительно реакционного взгляда Ал. Букейханова, когда разбирался недавно на Пленуме ЦК КПТ вопрос о национальном размежевании Туркестана (и видно Ходжанов чует вину свою и уже желает начать обсуждение своих учителей), в то же время состоя в идейной связи с ними. Этого Ал. Букейханова статьи под псевдонимом Кыр баласы, однако, продолжают печататься на страницах "Ак жола".

Во всяческом отвоевании места своим бирликтуинцам, защите их, если некоторые из них даже являются явными жуликами (пример- чимкентское дело и другие), рекоменда­ции партии совершенно чуждых элементов (пример-вхождение в партию Ходжикова, вычищенного потом, и другие), прикрытие поступка "своих людей", берущих взятки, отнимающих чужих жен и т. д., Аралбаев и другие, и всяческом потакании киргизским патриархально-родовым пережиткам.

9. В подмене вопросов принципиальных на вопрос о сохранении "кресел" и преступном использовании союзом "Кошчи" в карьерных целях "своих людей", где союзы
"Кошчи" оцениваются только с этой точки зрения, и другие мелкого характера обвинения, которых здесь мы не будем перечислять.

Согласно вышеуказанному обвинению и принимая во внимание последнее решение (ЦК РКП (б) в связи с орабочением партии о необходимости тщательной чистки от всяких антисоветских элементов) выносим следующее предложение.

1.         Удалить немедленно от всех занимаемых отвественных постов Ходжанова и его людей из бывшей "Бирлик туы". Поставить вопрос об их исключении из партии как чуждых партии элементов.

2. Немедленно оздоровить руководящие органы киргизской партийной части организации, выдвинув туда действительно коммунистический элемент из киргизских коммунистов и молодежи, а так же дать определенное марксистское направление "Ак жолу" и другим киргизским изданиям, переименовать эти издания, сменив полностью их сотрудников и дать марксистское направление школьному строительству среди киргиз. Приостановить "чехарду" назначений и переназначений работников, проделываемую Ходжановым.

3. Проверить деятельность бывших алашордынцев из Киргизии и поставить под контроль партии их работу.

Все важнейшие политическо-кулыурные организации и учреждения среди киргиз, где во главе стоят беспартийные, возглавить коммунистами. Особенно обратить внимание в этом отношении на политпросветительные учреждения.

Взять на учет беспартийные антисоветские киргизские элементы на местах, тем или иным путем влияющие на политическую работу, и поставить их работу под контроль партии и соответствующих инспекторских органов.

Произвести согласно решению ЦК РКП о чистке партии, в первую очередь, перерегистрацию бывших царских переводчиков, вошедших в партию, и подвергнуть тща­тельной проверке, взяв характер их деятельности в 1916 г., во время подавления восстания туземцев Туркестана, в момент Февраля и Октября и теперь. Проверить их материальное положение. В общем о переводчиках бывших в принципе должно быть вынесено отрицательное решение. Здесь ошибочно будет считать переводчиков, как культурно-полезные силы (ибо они в большинстве развращенные администраторы в царском духе и как раз культурно безграмотны).

Устроить, если надобно, ряд собраний (партийных и даже беспартийных) исключительно киргиз и расспросить там о деятельности ходжановской группы во время сущес­твования бирликтуинской организации в 1918-1919 гг., во время земреформы и о связи ходжановской группы с алашордынцами, где собрание бессомненно подтвердит вышесказанное. Особенно желательно расспросить учащуюся молодежь, что им преподносится алашордынцами и людьми Ходжанова.

Всякую защиту и дальнейшее прикрытие со стороны кого-либо из вышеруководящих работников этой ходжанов­ской группы и тесно связанной с ней алашордынскои организации, раз имеются документальные факты, никоим образом не допускать. Тут никаких соображений "групповых комбинаций" вопросов равновесия и "заигрывания" не

должно быть допущено. Пора партии твердо держать курена партийную чистоту своего направления. Курс должен быть взят по действительно коммунистическим и подлинно трудовым элементам и никаких потаканий карьеризму ловко пристраивающихся дельцов из бывшей туземной адми­нистрации, переводчества, торгашества и контрре­волюционерам.

9.         Произвести обыск в квартире у Ходжанова и его других  сотрудников, где без сомнения будут найдены документы, раскрывающие их контрреволюционную деятельность, а так же и тех вне Туркестана, с кем он ведет переписку, где без сомнения найдены будут письма Ходжанова. Потребовать от Ходжанова все номера [газет] "Бирлик туы" и "Ак жол" за 1921 г.

10.       Обратить на все наши вышеизложенные требования самое серьезное внимание, отнестись к вопросу со всей строгостью партийного устава и требований и вынести
должное соответствующее решение, ибо голос наш считаем, является голосом всей коммунистической молодежи и всего, что есть коммунистического среди киргиз. Поставить обо всем этом в полную известность ЦК и ЦКК РКП (б), куда
так же направлены нами подлинники этих докладов.

Надеемся, наши вожди коммунистической партии достойным образом оценят наши выступления и оздоровят, наконец, болезненную действительность жизни среди киргизского населения.

С коммунистическим приветом...» (161-164-бб.).

Одан әрі мына үзінді берілген: «Из приложения "Перечень и характеристика ряда главнейших деятелей из бывшей Алаш-орды и "Бирлик туы", играющих сейчас политическую роль в киргизской части населения туркестана к докладу об Алаш-орде»

1. Беспартийные

[...] Мир-Якуб Дулатов. Тоже один из видных идейных руководителей Алаш-Орды, бывший редактор газеты "Казак", издававшейся до революции, бывший видный поэт, теперь неспособный по взглядам своим это призвание применять к революционной обстановке.

Он, пожалуй, является слишком тесным другом Ходжанова, работал с ним прежде, и они связаны идейно и практически и теперь.

В 1921 г. этот Дулатов был вызван в г. Ташкент и назначен руководителем газеты "Ак жол". За этот год все почти передовицы и основные статьи "Ак жола"    написаны Дулатовым. Проводится неприкрыто идея Алаш-Орды. Дулатов в своих статьях, советуя "не жалеть" русских крестьян во время земреформы в 1920-1922 гг., одновременно предлагает партии сотрудничать только с бывшими идейными киргизскими националистами (т. е. с ними), а остальных заделавшихся коммунистами киргиз, которые не являлись прежде идейными националистами, вычистить как авантюристов (см. его статью "Киргизская интеллигенция" "Акжол" за 1921 г. № 55). Дулатов, не скрывая говорит, что они добились у русских большевиков необходимости земреформы для киргиз, поэтому землю дают они, а не кто-нибудь другой и т. д. Много статей этого Дулатова печаталось на страницах "Ак жол" и в последние 1922-1924 гг., где кроме буржуазного национализма, ничего больше нельзя встретить. Как создателя "Ак жола" портрет Дулатова дважды печатался   рядом с портретом Ходжанова на страницах юбилейных номеров "Ак жол" (в 1922-1923 гг.). Портрет Дулатова висит в киргизском Инпросе в г. Алмата (Верный). Всемерно популяризируется.    Имеет полную связь с Ходжановым и узнает через него секреты партии.

3. Ахмед Байтурсунов. Тоже видный деятель Алаш-Орды. Одно время состоял в партии, но был потом вычищен. Один из видных литераторов и поэтов-киргиз, но связан по идее со всеми своими прежними сотрудниками. Когда Байтурсунов приезжал как-то в г. Ташкент в Киринпросе ему был устроен большой банкет, где все старались уверить его, что они его последователи, поднимали на руки, оказывали всякие почести и т. д. Исправлен1' был в 1923 г. его юбилей, когда целый номер "Ак жола" был посвящен ему, писали его биографию и перечисляли заслуги. Ходжанов пользуется всяким случаем, чтобы популяризировать Байтурсунова и теперь. Так, совсем недавно, в "Ак жоле" № 421 от 3 апреля 1924 г. в своей полемике с оренбургскими коммунистами в защиту алашордынских писателей о культуре в одном из пунктов своих поставленных вопросов (пункт 5) Ходжанов пишет подлинно следующее: "Кто главой дела должен быть: тот, кто дело это сделал или тот, кто это дело только дополнил?" Если заслуга должна быть за тем, кто сделал дело, то почему тогда Ахмед Байтурсунов, являющийся первым деятелем киргизской национальной культуры, работающий по очистке языка, написавший киргизскую грамматику, положивший незыблемую основу киргизской национальной культуре -почему должен быть сравним с Омар Карач Муфти4'. Много и других случаев, когда восхваляется Ахмед Байтурсунов. По мысли Ходжанова киргизы должны пройти сперва расцвет национальной культуры и потом уже приобщаться к новой культуре. [...]

2. Партийные

С. Ходжанов. Его охарактеризовали отчасти в основном докладе. В партию вошел с 1920 г. Через две недели почти после записи в партию выбран был заочно членом ЦК КПТ (Это после переворота во власти Туркестана в 1920 г.). Когда записывался в партию, он говорил всем, что записывается не по убеждению, а чтобы отомстить, делавшим гонения на него киргизским большевикам. Особенно на это толкнул арест его за контрреволюционную работу в 1919 г. в Туркестанском у. И об этом все знают (нужно спросить работников Туркестанского у., и они расскажут), Ходжанов, пожалуй, достиг своей цели и достаточно поиздевался над тогдашними киргизскими большевиками. Хотя в биографии ложно он пишет, что был пастухом и подмастерьем, а также организовал тайный совет в стенах семинарии. В 1917 г., говоря о борьбе во главе газетного органа с улемой, он скрывает отчаянную свою борьбу на страницах этой газеты с большевиками и большевистской идеей. В 1918 г. в г. Ташкенте существовал, г. н. "Краевой мусульманский Совет Туркестана", являвшийся преддверием к "Кокандской автономии". Возглавляли его: М. Чокаев, Ахмед Заки Валидов, Сейфуль-Муликов, Нарбутабеков и др. Многие из них возглавляли потом Кокандскую автономию. Членами в это Совет входили также: С. Ходжанов, 3. Сейдалин (перешедший потом к белым), Кутебаров, Бориев, К. Нарбеков (все киргизы), которые очень тесно работали с первыми и поддерживали их. (См. газету "Кенгаш"   N  б от 2 августа 1918 г.).    Ходжанов после вхождения в Компартию и до сего времени ни в печати и ни в выступлениях ни одним словом не осудил    свое контрреволюционное прошлое, Алаш-Орду и Кокандскую автономию.

Санжар Асфендиаров. Сын генерала, состоявшего при Туркестанском генерал-губернаторе. Сам он окончил военно-медицинскую академию и был видным царским чиновником. Состоял в Алаш-Орде, в биографии своей он возможно пишет, что он был председаталем мусульманских рабочих (тыловые рабочие фронта) в г. Ташкенте. Но [участвовал] в Коканде на съезде, т. н.  "мусульманских рабочих и воинов" (замаскированных представителей туземной буржуазии). Этот съезд при участии в Президиуме Асфендиарова вынес постановление поддержать Кокандскую автономию и осудить большевиков. (См. газету "Улуг Туркестан" № 48 от 4 января 1918 г.). Асфендиаров был одновременно членом "Шура-и-Исламья" (орган буржуазно-национальной интеллигенции с примесью духовенства), где был Валидов и др. (См. "Улуг Туркестан" № 20 от 4 августа 1917 г.).

В конце 1919 г. по моей инициативе привлекли его к работе, назначили беспартийного в Наркомздрав, потом согласно нашим ходатайствам, как полезного врача из туземцев, даже приняли в партию. Но Асфендиаров не мог сделаться "левее" меня и заделаться подлинным "интер­националистом". Тем более быть вообще одним из секретарей ЦК КПТ, каким он является теперь. Все это ничего, если бы он не оказался теперь в компании контрреволюционной Алаш-Орды. [...]

Т. РЫСКУЛОВ

РГАСПИ. Ф.17. Оп.85. Д.77. Л.204-244. Подлинник» (Жинақта: 164-167-бб.).

1924 жылғы 18 сәуірде берілген осы баян-хаттардан үш-төрт күн өткенде Тұрар Сталиннің секретариатына келеді. Сталиннің хаттармен әзір таныса қоймағанын естігеннен кейін, «қолы тимесе, тым болмаса, Негізгі баяндаманың 22-ші бетінен басталатын айыптауларды оқыса» деген өтінішін білдіріп, төмендегі хатты тастайды. Жақын күнде қосымша «алашордашылар» тізімін берем деген уәдесін де жазады, баяндамасын ЦКК мен ГПУ-ге де беріп отырғанын ескерте кетеді: (6-ншы суретке қараңыз)

Содан тағы бір аптадай өткен соң, 1924 жылғы  29 сәуірде, Тұрар Сталинге негізгі баян-хатына уәде еткен қосымшасын (8 беттік) құпия етіп ұсынады. («Алаш қозғалысы» жинағында Қожанов есімі аталатын екі-үш адам мен оның өзі туралы жазылған жерлері ғана келтірген). Жинақтағы үзікпен жоғарыда таныстыңыздар, енді түпнұсқаның толық скан-көшірмесін көріңіздер: (7-8-нші суреттерден көресіз)

Ертеңіне, 30 сәуірде, Тұрар Бас хатшыға, сонымен бірге ЦКК мен ГПУ-ге тағы да құпия хат береді. Онда Қожановтың жасауы ықтимал қарсы әрекеті, оның Шоқаевпен байланысы, осы орайда Мемлекеттік саяси басқарманың бақылауды күшейткені дұрыстығы айтылып, алашордашылардың беделі зор екенін, жастарды олардан бөліп алу үшін партияның көмекке келуін сұрайды: (9-ншы суретті қараңыз)

Міне, Рысқұловтың Сталинге, ЦКК мен ГПУ-ге  Қожанов пен алашордашылар үстінен 1924 жылғы 18-30 сәуірде жазған баян-хаттарымен тағы бір таныстық. Бұларда «туркестанец» байбаламдайтындай «Рысқұловты төмендетіп, Қожановты көтермелеу» әрекеті бар ма? Тиісінше, «туркестанецтің» қайткенде Қожановты қосымша қаралай түсуіне итермелейтін себеп  боларлық бірдеңе бар ма? Әрине, жоқ. Ендеше, ол неге соншалықты қуыстанып кетті?

Шын зерттеуші тек таныстыру мақсатында жарияланған (негізгі бөлігі 2007 жылы ресми-ғылыми құжаттар жинағында басылған) хаттарға бейтарап, әділ, адал сарапшы тұрғысынан қарау керек еді ғой деп ойлаймын.

Тұрардың Сталинге тікелей кірген-кірмегенін білмейміз, ал бірақ ГПУ-де  әлденеше болып, Петерспен көтерген мәселесі бойынша әңгімелескені жайында оның  өз жазғандарынан баршамыз хабардармыз.

Ал Петерс (Ян, Яков Христофорович) 1917 жылы контрреволюциямен күресу үшін құрылған бүкіоресейлік төтенше комиссия (ВЧК) басшылығына Дзержинскиймен бірге тағайындалып, әлемдегі өте күшті арнайы қызметтердің бірін  аз жылда-ақ түбегейлі құруға белсенді атсалысқан партия сарбазы. 1918 жылы Мәскеудегі шетелдік елшілердің астыртын  қастандығын ашуға, солшыл эсерлер бүлігін жоюға қатысқан, Ленинге оқ атқан Капланның ісі бойынша тергеу жүргізген. Ол 1920-1922 жылдары   ВЧК өкілі ретінде Түркістанда ақ атамандармен, басмашылармен күресуді, түрлі тыңшыларды әшкерелеуді және, әрине, чекистер агентурасын құруды ұйымдастырды. Сталин оны «революциялық шайқастардың соңғы романтигі» деп атаған. Міне осы атақты чекист ГПУ-дің Шығыс бөлімін басқарып отырғанда, Тұрар оның алдына барған еді. Петерспен екеуінің арасында тәп-тәуір қарым-қатынас орнайды. Ол  Коминтерн аткомында істеп жүрген Тұрарды Қазақияға қызметке ұсынғандарын айтады. Тұрардың Қабылбекке берген тапсырмалары соның пайдалы кеңестерінен туған болуға керек. Сондай-ақ, Тұрар Қабылбекке жазған хатында (Петерстің аузынан естуі бек мүмкін): «Қазақтардікінен кейін кезекке өзбектер арасындағы Қоқан автономияшылары  туралы мәселе қойылады» деген чекистік жоспарды да айта кетеді...

Осыларды оқығаннан кейін, адал зерттеушінің санасына Тұрардың 20-шы жылдардың соңына қарай басталған репрессияға өз еркінен тыс тамызық  тастау іспетті рөл атқарғаны жайында ой келмей тұрмайды. Халықтың аяулы ұлы тарапынан ондай әрекет жасалғанына сенгің келмейді.  Әрі, «туркестанецтің» Қожановты «әшкерелеу» үшін айналымға қосқан құжаттар жинағында Рысқұловтың 1924 жылы тіл табысып тұрған Петерстен 1934 жылы қалай қорғануға мәжбүр болғанына куә маңызды дәлел -  Сталинге 1934 жылғы 15 желтоқсанда жазған хаты («Алаш қозғалысы», 3-т., 2-к., 2007. 183-195-бб.) бар. Демек, «туркестанец» пен оның сыбайластарына жарияланым мақсатын дөрекі бұрмалап, қилы жала жабу, байбалам салу әрекеттерін дуылдатқаннан гөрі - барлық зерттеушілік мүмкіндіктерін жұмсап, чекистердің қазақ ішіндегі әрекеттерінің құпиясын ашумен шұғылдану ләзім.

«Абай-ақпарат»

0 пікір