Жұма, 23 Сәуір 2021
Тарих 4453 5 пікір 6 Сәуір, 2021 сағат 14:53

Территориальные споры на рубеже 17-18 веков

Проблема межэтнических и межгосударственных отношений всегда была в центре внимания историков. Особенно это касается тех территорий, которые относятся к зонам межцивилизационных контактов, к которым на всем протяжении своей истории относился Казахстан. На сегодня данные проблемы стали актуальны не только как научная, но и как прикладная проблема, особенно в условиях попыток ряда российских политиков вновь вернуть в повестку дня вопрос о пересмотре существующих границ. Одним из оснований подобных изменений политики выдвигают различные «исторические» доказательства о приоритете того или иного этноса на обладание спорными территориями, тем более, что аффилированные ученые всегда готовы предоставить удобную «теоретическую» базу.

Именно поэтому проблема казахско-русских отношений накануне принятия частью казахских правителей российского протектората имеет важное значение для понимания логики и механизма освободительной борьбы казахов в более позднее время, с 18 до начала 20 века включительно.

В конце 17 века отношения между Москвой и Казахским ханством обостряется в связи с постоянным выдвижением русских границ на восток и на юг. Если ранее, после покорения Сибири, линия укреплений проходила от Царева городища (совр. Курган) до Тары, то к концу века южнее появились слободы Утяцкая, Усть-Ламинская, Чернолуцкая, куда были переселены казаки из Тюмени, Тары и других городов Сибири. Ведущие тяжелую войну с Джунгарией казахи были заинтересованы в налаживании нормальных торговых отношений с Россией и урегулировании территориальных споров, особенно за богатые пастбищами земли в долине Тобола и Ишима. Так, хан Тауке в 1686-1693 годах направил пять посольств в Сибирь с целью сближения двух соседних государств и укрепления торговых сношений. В 1687 году в Тобольск прибыло посольство во главе с Ташим-батыром, пригласившее в Казахстан русских купцов. В 1689-1690 годах новое посольство во главе с Туман-батыром вновь пыталось наладить русско-казахскую торговлю. В том же году посол казахского хана Кабай-мурза предлагал урегулировать и политические разногласия, особенно территориальные споры. Одновременно у Ямышевского озера казахские послы Сары и Кельдей должны были подписать со стольником Шарыгиным договор о торговле.

Однако, нерешенность территориальных вопросов привела к срыву переговоров. Российские власти на основании царских жалованных указов считали степное Притоболье, включая долину Уя местом рыбных и зверовых промыслов лояльного русского, татарского и башкирского населения и старались не допустить здесь кочевания казахов. Казахи же, как потомки подданных сибирских шибанидов, считавшие пастбища в южных районах Западной Сибири своим родовым уделом, часто самовольно, вопреки воле хана, нападали на сибирские слободы, купцов и солепромышленников. В ответ сибирские власти арестовали Сары и Кельдей-мурзу. Возмущенный хан Тауке фактически начал войну с Россией.

По данным Есиповской летописи, казахи в августе 1690 года совершили нападение на Тарханский острог и село Воскресенское, разорили острог, убив и захватив в плен несколько десятков человек. Организованная из Тобольска и Тюмени погоня не имела успеха [Есиповская летопись. Полное собрание русских летописей. -М., 1987. Т. 36. -С.104]. Летом 1691 года «воинские люди казачьи орды…развоевали вверх Тобола реки две слободы, Утяцкую да Камышевскую». В следующем году «пришед безызвестно (т.е. скрытно) воинские люди казачьей орды татары (т.е. казахи –Авт.) и каракалпаки вверх Тобола реки на деревни и слободы Царева городища (совр.Курган)…За ними гонялись сотник да сто человек…казаков, и догнали их от Царева городища в ближних местах, и на том бою…убит сотник да с ним сорок человек …казаков».

(Картина А.Орловского "Бой казаков с киргизами", 1826 год)

Военные поражения заставили сибирское начальство принять меры к реорганизации системы обороны, был создан крупный отряд под командованием В.Шульгина, располагавшийся в Царской слободе, слободские служилые люди стояли в слободах "каждый в своей сотне" [Сибирский летописец, летопись конца 17- начала 18 столетий. Т., 1892. с.35]. Тем не менее, в 1693 году, поход повторился, причем в гораздо больших масштабах, когда, по свидетельству источников «приходили безвестно (скрытно) войною…казачьи орды и каракалпаки татары под Ялуторовскую сободу». Казахи перебили отдельные разрозненные отряды казаков и крестьян, захватили много пленных. Попытка отряда под командой В.Шульгина из 318 служилых людей и большого количества добровольцев из слободских жителей отбить нападение закончилось катастрофой у озера Семизколь: «Судом…Бога и праведным гневом его за грехи наши от нечестивых агарян (т.е.мусульман) вси воины у того Семизкуля озера убиены быша …всего 375 человек» [Никитин Н.И. Сибирская эпопея 17 века. –М., 1987, -С.167-168], свидетельствуют русские источники. Разгром основных сил существенно осложнил военно-политическую обстановку в Южном Зауралье. В Исецких слободах, по Тоболу, и даже в столице Сибири Тобольске по выражению современника "бысть опас велик", везде усилены караулы в острогах и сторожевые станицы в дальних дозорах.

Одновременно Тауке продолжал отправлять посольства в Тобольск, отрицая свою причастность к набегам и требуя освободить Сары и Кельдея. В 1693 году он писал царю: «Ведомо от Адама и по се время такова дела не слыхали, что за воровских людей держать посланца» [Казахско-русские отношения в 16- 18 веках. –Алма-Ата, 1961, -С.15]. Со своей стороны, сибирские власти, не имевшие реальных сил для военного решения пограничного конфликта, также направляют посольство к Тауке с целью убедить казахов прекратить набеги. Раздраженный долгим содержанием в плену своих послов, хан, в свою очередь, отказался вести какие-либо переговоры до их освобождения. В итоге, тобольские власти вынуждены были отпустить Кельдея, наградив его ценными подарками. Вместе с тем, пограничные споры так и не были разрешены, что привело к продолжению вооруженных столкновений.

Особо успешными действия казахских отрядов были в 1700-1702 гг., в которых участвовало до 4 тысяч человек. В июле 1701 года казахи осадили Чумляцкую слободу, отступая разгромили Усть-Уйское поселье [Памятники Сибирской истории 18 века. -Спб., 1882. Т. I. -С.149]. Тогда же другой отряд казахов напал на Утяцкую слободу, в августе казахи разорили деревни Емуртлинской слободы. В 1703 году казахские отряды вновь совершили нападение на деревни Емуртлинской слободы. В следующем 1704 году нападению казахов подверглась пограничная Чумляцкая слобода. В 1707 году небольшой хорошо вооруженный отряд казахов напал на Усть-Уйское поселье, Утяцкую слободу и захватив пленных, быстро отступил в степь. Отбитые драгунами русские пленные сообщили, что отряд насчитывал 80 человек, у каждого было по 4 заводных лошади, все вооружены ружьями [Памятники Сибирской истории 18 века. -Спб., 1882. Т. I. -С.311]. Это свидетельствует о том, что данная акция была не спонтанным грабительским набегом, а тщательно спланированной военной акцией.

Нападения на деревни, их разорение, угон, а иногда просто уничтожение домашнего скота, потрава и сожжение посевов, захват в плен или уничтожение крестьян – специфическая тактика, когда, не имея реальных сил для взятия крупных укрепленных пунктов, кочевники пытались лишить их продовольственной базы. Под эти нападения кочевники подводили определенную политическую базу. Так, во время башкирского восстания 1705-1711 гг. отряды казахов и каракалпаков присоединились к повстанцам, планируя восстановить Сибирское ханство и обосновывая свои претензии наследственным правом живших в каракалпакских кочевьях потомков Кошим-хана. В мае 1709 года на озёро Чебаркуль в кочевья восставших башкир прибыл некий «каракалпакский хан», сообщивший, что его прислал к башкирам дед - хан Кучук - внук Кошима. Учитывая, что в данный период времени каракалпаки были под сюзеренитетом казахов и имеющимися сведениями об участии в башкирском восстании ряда видных казахских правителей, в частности Абулхаира, можно сделать вывод о попытке казахской элиты использовать восстание для решения стратегической задачи – ликвидации русской власти в Зауралье.

В связи со сказанным, следует рассматривать данные акции не как грабительские набеги, как это представляется в российской литературе, а как часть общей антиколониальной борьбы казахского и башкирского народов.

Вместе с тем, в начале 18 века положение Казахского ханства значительно ухудшилось, что сразу же сказалось на казахско-русских отношениях.

Во-первых, казахи подверглись широкомасштабной агрессии со стороны Джунгарии, потеряли часть своих земель в Южном Казахстане, включая важные городские центры.

Во-вторых, петровские реформы привели к техническому перевооружению и модернизации российской армии. Казахский посол в Джунгарии говорил: «прежде всего ходили мы войной воеватца в Русь Тобольского уезду…и многих де русских людей побивали, а иных де брали в полон многое ж число, а ныне же русские люди стали в оберегательстве». Тем не менее, походы казахов на русские поселения продолжились в 1710-1716 гг., причем одновременно велись переговоры о мире, организации торговли совместных действий против джунгар. Нападения на слободы и деревни зафиксированы в 1710, 1711, 1713, 1716 гг.

В результате военных действий и переговоров казахи сумели добиться от сибирского воеводы князя Гагарина разрешения беспрепятственно кочевать вблизи русских слобод. На некоторое время это снизило напряженность, но поражение от джунгар в 1718 году заставило часть казахских общин переместиться из Центрального Казахстана в Северный, что сразу же привело к новым столкновениям с русскими подданными, рассматривавшими казахские пастбища верховья Тобола и Ишима в качестве мест своей охоты и промысловой деятельности. Так, в декабре 1718 года полковник Леонтий Парфентьев из Царёва Городища сообщил в Тобольск, что на реку Ишим "по обе стороны" в "самую близость" к русским слободам прибыли казахские отряды и "на промыслах, на солёных озёрах, и на хмелье русских людей и татар побивают и полон берут" [Памятники Сибирской истории 18 века. –Спб, 1885. Т. II. -С. 1]. Аналогичные действия наблюдались в 1719-1720 гг.

Посольства ханов Тауке и Каипа в 1715-1716 гг. заложили определенные основы для дальнейшего налаживания мирных отношений между двумя государствами, однако военное поражение от джунгар в 1723-1725 гг. и кризис казахского государства привел к ослаблению центральной власти и проведению многими казахскими владетелями самостоятельной политики в сибирских землях. Отдельные казахские отряды проникали далеко на север, пытаясь разрушить инфраструктуру российской власти в регионе. В 1723-1727 годах казахи жгли деревни и монастыри в долине Миасса, угрожали выйти к Исети.

С другой стороны, усиливается экспансия России в лесостепной зоне Сибири, русские поселения начинают проникать все дальше на юг. Причина дальнейшего продвижения русских на юг со стороны таёжного Зауралья, была вызвана особенностями этого края, он был менее богат пушными ресурсами, но здесь были благоприятные условия для развития пашенного земледелия, что и было использовано российским правительством. Существовала насущная потребность в хлебе для служилых людей Сибири, т.к. после выхода царского указа от 1685 года поставки продуктов из Европейской России прекратились в виду их невыгодности и дороговизны. Это сразу заставило искать новые ресурсы для обеспечения продовольствием.

Колонизация Северного и Западного Казахстана во-многом была облегчена той ситуацией, которая сложилась в самом Казахском ханстве. После смерти хана Тауке в 1715 году и хана Каипа в 1718 году начинается ожесточенная борьба за власть между различными группировками политической элиты, что в совокупности с тяжелейшей внешнеполитической обстановкой привело к расколу и ослаблению казахского государства.

Как мы видим, в начале 18 века, на заре казахско-русских отношений, спорными территориями были не земли современного Северного Казахстана, принадлежность которых к Казахскому ханству не оспаривалась, а более северные территории - современного российского Зауралья и Лесостепной зоны Западной Сибири.

На территории же современного Северного Казахстана первые русские поселения появились лишь во второй половине 18 века.

Абиль Еркин Аманжолович,

директор Института истории государства КН МОН РК,
доктор исторических наук, профессор

Abai.kz

5 пікір