Сенбі, 16 Қаңтар 2021
Жаңалықтар 4477 0 пікір 1 Ақпан, 2013 сағат 09:06

Каржаубай САРТКОЖАУЛЫ. Генезис древнетюркского рунического письма (Начало)

Еуразийского национального университета имени Л.Н.Гумилева

 

Редакторы: А.Кайржанов (профессор)

Б.А.Жумадильдин (журналист)

Ж.Каржаубайулы (тюрколог-археолог)

С 22 Сарткожаулы К.

Генезис древнетюркского рунического письма

 

ISBN 9865-17-424-5

СОДЕРЖАНИЕ

Введение . . . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .4

ПЕРВАЯ ГЛАВА

Историографический обзор проблемы изучения

древнетюркских текстов.............................................................6

1.1 Исследование проблемы происхождения тюркской графики.........17

1.2 Китайские источники о древних тюркских письменах.........................25

ВТОРАЯ ГЛАВА

Сложение тюркского этноса

2.1Краткий обзор истории древних тюрков...................................32

2.2Древнейшие и древние тюркские этносы................................................47

Еуразийского национального университета имени Л.Н.Гумилева

 

Редакторы: А.Кайржанов (профессор)

Б.А.Жумадильдин (журналист)

Ж.Каржаубайулы (тюрколог-археолог)

С 22 Сарткожаулы К.

Генезис древнетюркского рунического письма

 

ISBN 9865-17-424-5

СОДЕРЖАНИЕ

Введение . . . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .4

ПЕРВАЯ ГЛАВА

Историографический обзор проблемы изучения

древнетюркских текстов.............................................................6

1.1 Исследование проблемы происхождения тюркской графики.........17

1.2 Китайские источники о древних тюркских письменах.........................25

ВТОРАЯ ГЛАВА

Сложение тюркского этноса

2.1Краткий обзор истории древних тюрков...................................32

2.2Древнейшие и древние тюркские этносы................................................47

2.3  Этимология тюрков, Ашина и легенды об Ашина.........................52

2.4 Тюркские правители.............................................................62

2.5 Государственный язык Тюркского каганата...............................72

 

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

Истоки письменной культуры древних кочевников Евразии....................80

3.1Фразеограммы.............................................................................................84

3.2 Логограммы........................................................................86

3.3 Силлабограммы (слоговое письмо).........................................................98

3.4 Фонограммы.............................................................................................109

3.5 Образцы древнетюркской письменности

постреформенного периода..........................................................................133

 

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

Фонологическая система древнетюркской письменности.................................................................................................163

4.1 Фонологическая система древней письменности тюркского миропознания.........................................................................163

4.2Древнетюркская фонетика.............................................166

4.3Система гласных звуков........................................................169

4.4 Система согласных звуков.....................................................185

4.5Сингармонизм звуков...........................................................203

4.6Сочетания согласных звуков...................................................................217

 

Заключение  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 222

Литература   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .................225

 

Список покращений.................................................................243

 

Приложении  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .245

 

Введение

Древнетюркская письменность представляет собой духовно-культурное наследие тюркского суперэтноса, и является величайшим вкладом тюркских народов в развитие мировой цивилизации.

С момента открытия это наследие по сей день не может получить объективную оценку, так как оно искажено европоцентристксими взглядами.

Постоянно выдвигались необоснованные теории, которые утверждали, что древнетюркская письменность исходит от арамейского, семитского или согдийского письма. И думать было нельзя , что тюркски могли создать свою письменность. В данной монографии мы предлагем свою точку зрения на проблему происхождения древнетюркского письма.

Анализ исторических памятников, найденных после 1960-х годов на обширной территории (от Хуанхе на востоке до восточной Европы на западе), населенной древними кочевниками, и других духовно-культурных ценностей, собранных в результате экспедиций, проведенных автором данного труда в течение 30 лет в Центральной и Средней Азии, позволяет по-новому осмыслить теорию происхождения древнетюркской письменности.

В 1967 году археолог А.П. Окладников, исследовавший наскальные рисунки в пещере Хойт-Цэнхэр на территории Монгольского Алтая, пришел к выводу, что они датируются эпохой палеолита. Рисунки с Хойт-Цэнхэр являются идентичными с рисунками из пещер Фон-де Гом, Ляско, Кастило, Трех братьев, Альтамир в Европе.

По нашему мнению, создатели рисунков в пещере Хойт-Цэнхэр являются предками, как древних алтайцев, так и более поздних тюрков. Со временем некоторая часть этих племен откочевывала в другие районы, но основная часть оставалась.Считаем, что наследие Хойт-Цэнхэр стало основанием для создания письменного искусства тюрков.

Научные исследования археологов доказали, что духовная культура, сложившаяся в эпоху палеолита, непрерывно обогащалась в период неолита, энеолита, бронзового и железного веков и продолжила умножать свои традиции вплоть до средневековья.

Надо отметить, что надписи на камнях в степных просторах Евразии присущи только тюркским и монгольским кочевникам. Знаки, высеченные на камнях и начертанные на бронзовых, серебряных и золотых изделиях, постепенно оформились в отдельные буквы древнетюркского письма. В данной монографии сделан тщательный анализ этого процесса. В работе анализируются все формы алфавитов древнетюркской письменности с указанием периода и времени их использования. Начертание шрифта надписей сохранено в неизменном виде и совпадает с размерами букв, высеченных на камнях.

В работе сделана попытка определения путем сравнений внутренней структуры и внешних форм алфавитов: подвержены ли они изменениям под влиянием реформ. Автор также стремился, на основе тщательного изучения мировоззрения древних тюрков, научно обосновать теорию письменности, являющуюся продуктом сложившейся мировоззренческой системы этого народа.

По мнению автора, фонологический анализ орхонских текстов позволяет в полной мере сделать вывод о том, что язык этих надписей относится к кипчакской группе тюркских языков.

Выражаю глубокую признательность за содействие в работе и ценные указания академику А.Т. Хайдару и известному журналисту Б.А.Жумадильдину. Особую признательность выражаю доктору филологических наук, профессору А.К. Кайржанову за научный русский перевод и редактирование настоящей работы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава первая

Историографический обзор проблемы изучения

древнетюркских текстов

С началом колонизации просторов Казахстана Российской империей, внимание ученых привлекли найденные во время разведывательных экспедиций удивительные археологические находки в виде высеченных на камнях древних надписей. Особым объектом изучения российских ученых стала доселе неизученная и неведомая для ученого мира Сибирь. В результате было собрано большое количество археологических источников и составлены географические карты региона. Природные богатства Сибири привлекали внимание и западных государств, также предпринимавших попытки изучить и освоить регион. Они направляли сюда специалистов и путешественников-любителей. Одним из них был голландский путешественник, Николас-Корнелиссон Витсен (1641-1717 гг.), который через  Москву последововал в Сибирь. Н.К. Витсен издал сборник, в котором опубликовал неизвестные ранее таинственные рисунки и надписи на камнях. Дал ценные сведения о сибирских народах, языке, культуре и традициях [400]. Первый его сборник о Сибири и Дальнем Востоке выходит в свет в 1692 г. Вторая книга под названием «Северная и восточная Татария» издается в 1695 г. [94.с.37]. Эти труды были заново переизданы в 1785 г. Исследователь направил письмо 29 декабря 1690 г. президенту Научного общества Объединенного Королевства Великобритании Роберту Соутвелю, с отчетом о проведенных исследованиях. В письме он пишет: «28 лет назад, движимый любознательностью и интересом к разным вещам, я поехал в Россию. Я общался не только с русскими, но и многочисленными племенами татар (кочевников). Там, я собрал материал о Москве и других странах. Я придумал метод обмена письмами с самыми дальними частями света, как крайний и восточный север, и, используя другие различные способы, продолжаю собирать сведения до сегодняшнего дня» [400.с.63].

Далее, он повествует о том, что на скалах в районе Верхотурья сохранены высеченные рисунки и неведомые надписи, а местные старожилы, утверждающие, что их предки столетиями населяют эти местности, не смогли дать никакой информации о том, кто и когда сделал эти надписи и что это за письменность. Известно, говорит исследователь, что жители называют эту местность «Письменный камень», а у живущих там вогулов и других племен существуют традиции жертвоприношения божеству и раздачи угощений [94.с.38]. Позднее выясняется, что речь идет не о Сибири, а об Урале. Верхотурье - восточный хребет среднего Урала. Эта местность, которую называли  «Сибирскими воротами», расположена недалеко от устья реки Тур. Город Верхотурье был основан в 1698 году. В 1690-х гг., когда голландец Н.К. Витсен проводил свою экспедицию, одновременно с ним, известный русский географ и этнограф С.У. Ремезов собирает обширный материал по Сибири. Его труд  «Чертежная книга Сибири» выходит в свет в 1693-1703 гг. [54.с.13]. В нем даны сведения о таинственных рисунках и надписях на камнях, встречающихся в различных районах Сибири. На карте С.У. Ремезова указано местонахождение «Орхонского камня». Любопытно, что исследователь расположил его в верховьях реки Талас, между Казахстаном и Кыргызстаном [107.24].

По нашему мнению, С.У. Ремезов перепутал «Орхонский камень» с таласскими надписями. Ата-Малик Жувейни, посетивший Монголию в XIII в., в своем труде «The history of the World-Conquerer» упоминает «Орхонский камень». Путешественник рассказывает о том, что на берегах Орхона он видел камень с неизвестной надписью, которую никто не смог прочитать.

В 1671 г. в Москву прибыл Николай Гаврилович Спафарий (Милеску) - талантливый ученый, родившийся в образованной молдаванской семье, получивший образование в Константинополе и Падуе, проживавший в одно время в Германии и Швеции. В 1675 г. Н.Г. Спафарий был назначен главой русского посольства в Китае, откуда вернулся в 1678 году. По поручению посольства ученый издал несколько географических трудов, в т.ч. «Книга о путешествии из города Тобол Сибирского ханства до китайской границы». Этот труд является первой полноценной географической справкой о Сибири, сделанной русскими учеными, непосредственно посетившими этот край [141.с.45]. В книге говорится: «Переваливая большие подьемы, вы наткнетесь на узкое ущелье Енесея. В этом ущелье есть неизвестные письменности, тесненные на наскальных камнях. Среди этих письменностей нарисован крест. Ко всему этому есть рисунки людей, держащие в руках копья. Неизвестно кто и в каком веке было нарисовано все это...» [141.с.45].

Таким образом, Н.Г. Спафарий - был одним из первых ученых, презентовавший  ученому миру о древнетюркских рунических надписях.

В последней четверти XVIII в. Российский император Петр I проявлял повышенный интерес к природным богатствам и археологии Сибири. В связи с этим, им издаются множество указов о сборе и охране древних памятников Сибири. В частности, указ от 1718 г. запрещал грабительство курганов и содержал приказ о сборе исторических памятников, в том числе и письменных, и отправке их в Кунсткамеру [141.с.25-30]. Спустя год, по приглашению Петра I для исследовательской работы отбыл в Сибирь ученый Данил Готлиб Мессершмидт (1685-1735 гг.). Он был врачом, ботаником и филологом [188.с.28].  Его научно-исследовательские экспедиции в Западной Сибири, Дагуре и Монголии продолжались 7 лет. Обширная коллекция письменных, этнографических и археологических памятников, собранных Д.Г. Мессершмидтом об истории, этнографии, языке, географии и ботанике Сибири была отправлена в Петербург в Кунсткамеру. К сожалению, эта коллекция сгорела во время пожара в Кунсткамере в 1747 г. [141.с.48]. Рукописи Д.Г. Мессершмидта, хранившиеся в Петербурге были исследованы и приведены в порядок  П.С. Палласом в 1782 г. В 1962, 1964, 1966, 1968 гг. они были изданы в виде сборников в Берлине [141.с.48]. Данные рукописи содержат богатый материал о древнетюркских рунических письменах.

Филипп Иоганн Табберт (Страленберг) (1646-1747 гг.) - капитан шведской армии, попав в плен в Россию, с 1711 г. в течение 12 лет жил в Сибири в городе Тобольск. Он собрал обширный круг материалов о языке, истории, традициях, древнем наследии, археологии и географии Сибири. Его труды «Новая географическая справка о Великой Татарии», «Северная и восточная части Европы» привлекли широкое внимание читателей в Европе. В 1738 г. труд был издан на английском, в 1757 г. на французском и в 1780 г. на испанском языках. Его исследования получили признание в ученой среде. Именно Ф.И. Страленберг впервые употребил термин «рунический» в связи со сходством со скандинавскими руническими письменами [204.с.5-6]. Хотя, в дальнейшем выясняется отсутствие связи между ними, тем не менее, вот уже более трех столетий это название применяется для обозначения древнетюркской письменности. Таким образом, труды Д.Г. Мессершмидта, Ф.И. Стралленберга, Карла Шульмана вызвали большой интерес ученого мира и любителей древностей к древним таинственным письменам.

Большой вклад в изучение древнетюркских письменных памятников внес известный русский востоковед Готлиб Зигфрид Байер. Им были исследованы и проанализированы надписи на памятниках №3, 4, 5 с побережья Уйбат и №1, 2, 3 с побережья Туба (Тыба) [107.с.32.49].

В начале XIX века большое количество путешественников и любителей начало заниматься исследованием древнетюркских памятников. Среди них следует особо отметить труды Григория Ивановича Спасского (1783-1864 гг.). Он опубликовал в журнале «Сибирский вестник» надписи, найденные с Саянской и Минусинской котловины (1818.ч.I.67-85; ч.II.147-177; ч.III.39-94; ч.IV.167-182; 1819.ч.VIII.1-28). Затем, он издал их в виде сборника под названием «Древности Сибири» [107.с.235]. Этот труд был переиздан в 1822 году на латинском языке под названием «Inscriptiones Sibiricae». Труд Г.И. Спасского на латинском языке привлекал внимание французского востоковеда Абель-Ремюза и других ученых [107.с.236].

Опубликование древних памятников с нерасшифрованной письменностью породило много дискуссий в ученом мире. Выдвигались различного рода гипотезы об их принадлежности к грекам, германцам, сакам, гуннам, скифам, финнам, кельтам. Особо заинтересовались в изучении древних письмен фино-угорцы. Выдвинутая на западе теория М.А. Кастрена о том, что родиной фино-угорцев могут являться Алтай и Сибирь [275.с.45] послужила причиной тому, что многие финские ученые принялись изучать древние памятники Сибири, пытаясь доказать, что они являются культурным наследием их далеких предков. В 1883 г. было образовано специальное «Фино-угорское общество», целью которого было изучение древней рунической письменности. В 1887 г. финские археологи Иоганн Рейнгольд Аспелин (1842-1915 гг.), Отто Хельмар Апельгрен Кивало (1853-1937 гг.) приступают к сбору материалов об енисейских письменных памятниках [292.c.93-96]. Научная экспедиция с их участием за две летние декады обнаруживает 32 письменных памятника. В результате, в 1889 г. видный финский ученый Отто Доннер (1835-1909 гг.) создает первый атлас енисейских памятников [94.с.42]. Орхонские памятники впервые упоминались в трудах Ата-Малик Жувейни, побывавшего в Монголии в 1270-х гг. и собственными глазами увидевшего памятник Кюльтегина. Однако, честь донести до ученого мира и прославить их через шесть столетий принадлежит российским путешественникам-осведомителям Н.М. Ядринцеву и Д.А. Клеменцу.

Уроженец Сибири, талантливый ученый и исследователь, член Западно-сибирского и Восточно-сибирского географического общества Н.М. Ядринцев (1842-1894 гг.) внес неоценимый вклад в изучение историко-этнографического наследия сибирских народов. Глубокий интерес к древним памятникам побудил ученого в 1879 г. по заданию Сибирского географического общества совместно с другими четырьмя исследователями посетить Центральную Монголию. Цель экспедиции была археологическое исследование древней столицы династии Чингизидов - Каракорума. При раскопках города «Карабалгасун», расположенного на южном побережье Орхона, особое внимание Н.М. Ядринцева привлекла сохранившаяся в целостности одна из стен города с ханской ордой в центральной части. Ученый был поражен видом переднего портала города, а также многочисленными сторожевыми башнями в южной части. Исследователь так описывает в своем труде: «Наше вниманіе обратила особенно группа гранитныхъ обломковъ, лежавшихъ въ 600 шагахъ отъ двора около какихъ-то валовъ и возвышеній. Это были гранитные камни. Присмотревшись, мы увидели на нихъ высеченные барельефы и вскоре различили китайскаго Лу или типическаго дракона; рядомъ мы нашли его голову. Обломки доказали, что это было изваяніе обелиска или  монумента, где по закругленной части было сделано три дракона съ каждой стороны, т.е. справа и слева они сходились головами книзу. Половина этого щита уцелела и взглянувъ на него, къ изумленію мы увидели здеь изображеніе знакомыхъ руническихъ знаковъ, которыми испещрены енисейскіе могильники. Затемъ на другихъ обломкахъ мы нашли, кроме техъ же знаковъ, китайскія надписи и какъ бы монгольскія, на самомъ же деле оказавшіяся уйгурскими» [286.c.79-80]. После двух недель пребывания в Карабалгасуне Н.М. Ядринцев узнал от местных монголов то, что подобного рода памятники встречаются и в других поблизости местностях. Таким образом Н.М. Ядринцев обнаруживает два древних памятника в Коше-цайдам, расположенного на левом восточном берегу Орхона. На одной стороне памятника были высечены письмена, встречающиеся на енисейских памятниках, а на другой - китайские иероглифы. Возле огромного камня мы наткнулись на курганы, на которых были высечены рисунки людей и животных. Н.М. Ядринцев делает копию с памятника и срисовывает 40 строк неизвестной письменности и китайских иероглифов [286.c.79-81]. Литографическая копия Н.М. Ядринцева порождает сенсацию в ученых кругах и вызывает среди них новую волну интереса к древним памятникам из Сибири. На VIII Международной археологической конференции в 1890 г. в Москве Н.М. Ядринцев поделился собранными материалами об орхонских памятниках с учеными И. Аспелином и О. Доннером. 15 мая 1890 года помощник И. Аспелина, Аксель Олай Гейкель (1851-1924 гг.) прибыл в Монголию, где в результате исследований в Карабалгасуне (Орда-балык) обнаружил памятник на трех языках (китайском, согдийском, тюркском). Ученый также делает эстампаж памятников Кюльтегина, Бильге кагана, фотографирует и делает их зарисовки [292.97-98]. В 1892 г. О.А. Гейкель издал свой труд «Inscription de L'Orhon recueillies par l'expedition Finnoise 1890 et publiees par Societe Finno-ougrienne (Helsingfors, 1892 г.)», явившийся первым атласом орхонских памятников [337].

В 1890 соперничество между фино-угорским обществом и Российской академией наук обострилось. Фино-угорское общество, опережая русских ученых издало первые атласы как Енисейских [329], так и Орхонских письменных памятников. Материалы экспедиций Н.М. Ядринцева и А.О. Гейкеля позволили ускорить работы по расшифровке древней письменности, так как эти ученые использовали самые современные для того времени возможности для снятия эстампажа и литографическй копии письменных памятников. Расшифровка древней письменности стала возможной благодаря китайской версии текста памятника. В результате появляется ученый, имя которого можно поставить в один ряд с выдающимися востоковедами, такими как Гротефенд и Шамполлион, расшифровавшими древнее египетское письмо. Первые неполные переводы китайских текстов двух памятников с Коше-цайдама были опубликованы П. Поповым и Г. Габеленцлером. Публикация переводов положила конец спорам, идущим между учеными в течение двухсот лет. Тексты ясно указывали, что древняя письменность является наследием Тюркского каганата, существовавшего в VIII веке нашей эры. Два орхонских памятника представляли собой надписи тюркских каганов Могиляна (Бильге-каган) и его брата Кюе-делена (Кюльтегина).

Российская научная академия также неустанно продолжала исследовать памятники Сибири. В 1891 г. русская экспедиция, возглавляемая В.В. Радловым достигла реки Орхон на территории Монголии. В состав экспедиции вошли известный ученый Н.М. Ядринцев, сотрудник Минусинского музея в Хакасии, известный исследователь, знаток Сибирской археологии Д.А. Клеменц (1848-1914 гг.), фотограф, художник С.М. Дудин, капитан, топограф И.И. Щеголев, фотограф А. Вильборг. В духе соперничества с финами, ученые экспедиции В.В. Радлова настолько спешили опубликовать атлас, что эскизы готовились в пути и зарисовки были наскоро сделаны С.М. Дудиным. Экспедиция, продолжавшаяся два месяца, достигнув намеченной цели, возвратилась в Петербург. К сожалению, по возвращении обнаруживается, что часть лент были испорчены. В.В. Радлов был вынужден применить при изготовлении атласа, наряду с фотографиями, сделанными Н.М. Ядринцевым, специальные зарисовки А. Вильборга, применившего особые методы для более точной передачи изображения. Ученый делал специальную обработку надписи на камнях, чтобы знаки на фотографиях вырисовывались яснее. Таким образом, все тексты памятников были изображены с помощью фототипного метода. Большую помощь экспедиторам оказал и метод снятия эстампажа А. Позднеева. В итоге, в атласе давалось фототипное изображение и эстампаж памятника [203]. В.В. Радлов дал рисунки и список фотографий памятников археологического комплекса Кюльтегина и Бильге кагана. Тем не менее, он не успел подготовить археологическую справку. Экспедиция В.В. Радлова собрала очень обширный материал, однако был сделан очень слабый анализ археологических находок. Конечно, надо отнестись к этому с пониманием и снисхождением, потому как мы не можем оценивать труды прошлых времен с точки зрения современной науки. Археология, явившаяся фундаментом тюркологии, только оформлялась как особая отрасль исторической науки. По мнению автора, выводы В.В. Радлова по археологии и исследованию, содержащие анализ древнетюркских текстов требуют новой оценки специалистов. В связи с чем, хотелось бы упомянуть о том, что ученики и последователи В.В. Радлова проделали много работы по изучению древнетюркских памятников и внесли большой вклад в развитие тюркологии.

Труд российского ученого В.В. Радлова «Атлас древностей Монголии» вышел вслед за атласом А.О. Гейкеля в 1892 году. После издания этих двух работ, 25 декабря 1893 г. гражданин Дании, профессор Копенгагенского университета, талантливый филолог Вильгельм Томсен (1842-1927 гг.) находит ключ к расшифровке древней письменности. Надо отметить, что расшифровка письменности указывает на недюжий талант и особую одаренность исследователя. В. Томсен объявил о своем открытии Президиуму Королевской Академии наук Дании 15 декабря 1893 г. Его открытие было опубликовано в журнале «Bulletin de L'Acodemie Royale des sciences et des Lettres de Danemark, 1893» в начале января 1894 г. под названием «Dechiffrement des inscriptions de L'Orhon et de L'Ienissei. Notice preliminaire. Par Vili. Thomsen». Статья В. Томсена была переведена на русский язык и опубликована в переводе В.Р. Розена «Записки Восточного Отделения И.Р Археолгического общества»[Т.VIII.327].

Таким образом, сбылись пророческие слова Г. Спасского о том, что «рано или поздно, но сибирские древние письмена найдут своего Шамполлиона». Датский ученый В. Томсен и В.В. Радлов работая над расшифровкой древней письменности вели непрерывную переписку и обменивались мнениями. Перед тем, как сделать доклад о своем открытии перед Академией Наук В. Томсен оповестил об этом своего коллегу. После своего выступления ученый отправил письмо В.В. Радлову, в котором дал подробное описание расшифровки письменности. В.В. Радлов, использовав открытие В. Томсена, без разрешения самого ученого, сделал первый перевод текста памятника Кюльтегина и 19 января 1894 г. выступил с докладом перед Президиумом Петербургской Академии Наук. Публикация первого перевода текста появилась в 1895 г. в серии «Die altturkischen inscriften der Mongolei» (1894-1895 гг.).

В это время у В. Томсена ухудшилось здоровье [212.с.12]. Ученому удалось только спустя некоторое время в 1896 г. издать свой второй труд «Inscription de L'Orкhon» в серии «Memories de La Societe Finno-Ougrienne.V» (Helsingfors, 1896 г.). В труде В. Томсен дал подробные сведения о значениях букв древнетюркского алфавита, гласных и согласных буквах, происхождении букв, транскрипцию обеих текстов и перевод с пояснениями. Вместе с тем, талантливый ученый доказав, что встречающееся в китайских текстах «ту-кю» равнозначно понятию «тюрк», в своем исследовании подробно останавливается на вопросах политической истории древних тюрков, их быта и культуры, делая при этом сравнение с китайскими источниками. В труде В. Томсен сделал анализ текста, составил хронологию, словарь и грамматику. В конце статьи исследователь выразил сожаление о том, что В.В. Радлов в спешке допустил много ошибок в транскрипции и переводе текста [212.с.19]. Конечно, поступок В.В. Радлова можно объяснить проявлением духа соперничества между учеными. Другой талантливый ученый П.М. Мелиоранский использовал самые важные части работы В. Томсена для написания своей диссертации [169]. В.В. Радлов, ознакомившись в 1896 г. с работой В. Томсена осознал, что он допустил ошибку и вместе со своим учеником П.М. Мелиоранским заново углубился в изучение орхонского памятника. В 1897 г. текст публикуется заново с поправками и грамматикой [205].

Таким образом, В.В. Радлов в 1892-1899 гг., проявив особое усердие и неустанное трудолюбие, издал монументальный 4-х томный труд - Атлас орхонских памятников на немецком [371; 372; 373; 375; 376] и русском [203] языках (по 4 тома каждый). В.В. Радлов был очень трудолюбивым ученым. В то время в России не было филолога равного ему. Он является общепризнанным основателем тюркологии. В.В. Радлов не только изучил древнетюркские памятники, талантливый исследователь издает 10 томов, посвященных устному народному творчеству и 8 томов - языкам тюркских народов. Наряду с ними, он публикует труды о сибирских, уйгурских и турфанских памятниках, а также издает «Кудатгу Билиг» Жусупа Баласагуни.

Итак, сформировались две школы тюркологии: на западе - основанная В. Томсеном и в России - В.В. Радловым. Продолжателем исследовательской деятельности В.В. Радлова стал его талантливый ученик П.М. Мелиоранский. С.Н. Самойлович пишет про него [212]: «П.М. Мелиоранский, самый молодой из трех главных участников разработки памятников турецкой рунообразной письменности, наиболее близкий к В. Томсену по научной точности своих исследовательских приемов, был рано похищен у науки смертью...». В 1899 г. издается труд П.М. Мелиоранского «Памятник в честь Кюльтегина», в котором он более скурпулезно изучив текст дополняет ранее сделанные исследования, составляет заново транскрипцию и перевод текста [168]. В 1891 г. Н.М. Ядринцев сделал новые находки в Центральной Монголии, открыв письменные памятники Онгин и Асхат. Также обнаруживает останки нескольких городищ при раскопках Карабалгасун в Туве (Тыба) [94.с.44]. По проекту, предложенному В.В. Радловым Академии Наук в Санкт-Петербурге, Д.А. Клеменц и А. Позднеев в течение 1892-1899 гг. несколько раз побывали с экспедицией в степях Монголии. В результате, Д.А. Клеменц в 1893 г. обнаружил высеченные малыми надписями 31 текст на скале «Тайхар Чулуу» на побережье реки Их-Асхат II, Хойт-Тамир. Елизавета Николаевна Клеменц в 1897 г. на склонах горы Баян-Цогт в Центральной Монголии находит свод памятников выдающейся исторической личности - Туй-укука, являвшегося советником трех тюркских каганов. Транскрипция и перевод всех этих текстов был осуществлен и опубликован В.В. Радловым [203.IV]. С 1900 г. В.В. Радлов начинает отходить от исследований орхонских памятников и больше углубляется в изучение написанных руническим письмом на бумаге древних документов из Восточного Туркестана.

В то же время, продолжали поиски и научные изыскания деятели науки финской школы тюркологии. В 1896-1897 гг. Отто Доннер младший (1871-1932 гг.) проводил экспедиции в Восточном Казахстане и на Алтае [292.с.99-100]. Экспедиция Х.И. Хейкеля (1865-1937 гг.) в 1898 г. проводила исследование на берегах р. Талас и в Восточном Туркестане. Результаты экспедиции были опубликованы в 1918 г. [292.100]. О. Доннер старший в 1898 г. отправил своего ученика Г.И. Рамстеда (1873-1950 гг.) в Монголию, который обнаружил в местности Сужи в Центральной Монголии письменный памятник, получивший название «Суджи». К сожалению, во время освоения целинных земель он был утерян. Г.И. Рамстедт открыл в 1909 г. памятник Могойн Шинэ-ус (МШУ) [292.101-107], вошедший в науку как «Селингинский камень». В 1912 г. российский ученый польского происхождения В.Л. Котвич нашел в Центральной Монголии памятник Куули-Чор и совместно с А.Н. Самойловичем провел его исследование. В 1906-1910 гг. И.Г. Гране (1882-1956 гг.) по поручению фино-угорского общества занимался исследованиями в Монголии, Туве, где исследователь изучил ранее обнаруженные енисейские письмена, заново переписал малые надписи памятника «Тайхар Чулуу» [319; 320]. После Енисея и Орхона, третьим по значению местом большого накопления памятников древнетюркской письменности является Восточный Туркестан. Первыми пионерами, исследовавшими их являются Д.А. Клеменц (надписи Ярхото Муртук, 1898 г.); А. Грюнведел (фрагменты ТМ-327, ТМ-339 из городища Идикутшари, 1902 г.); А.фон Лекох (фрагменты ТМ-40, ТМ-20, ТМ-14 из местности близ Идикутшари-туюк, 1902-1905 гг.); А. Стейн (известный памятник «Гадательная книга» из Турфанского оазиса. 1913-1915 гг., примечательно то, что большую помощь ученому оказал В. Томсен).

Как известно, В. Томсен с 1896 г. непрерывно занимался изучением древнетюркских памятников. В 1916 г. был издан его труд «Turcica», а в 1922 г. «Древнетюркские письмена в Монголии» [387]. В перерыве В. Томсен уделил внимание исследованиям памятников древнетюркского языка из Восточного Туркестана, написанных на бумаге. Турфанские тексты исследовал и другой ведущий ученый того времени В.В. Радлов.

Вышеназванные ученые в своих трудах перечислили и давали описание памятников, однако они не делали глубокого археологического анализа. Большой вклад в изучение китайских, согдийских, древнетюркских, манихейских надписей на орхонских памятниках сделали ученые Г. Габелинц [337],  Г. Девериа [390] О. Хансен [333], В.Б. Хеннинг [336], В.К. Мюллер [359; 360], Г. Шлегель [384; 385], Ф. Хирт, Е.Н. Паркер [364], Э. Шаванн, П. Пельио [365], и российские ученые П.С. Попов, В.П. Васильев [43]. Турфанские письменные памятники были тщательно изучены учеными А. Лекок, А.фон Гавайн, Б. Банг, В.К. Мюллер, О. Хансен, В.Б. Хеннинг. Впервые исторический анализ событий, описанных в орхонских текстах был сделан В. Томсеном в 1896 г. в работе «Inscriptions de L'Orkhon». Позже Г. Девир, В.В. Радлов, В.В. Бартольд, Э. Шаванн, Ф. Хирт, Э. Паркер, П.М. Мелиоранский, И. Шлегель, П. Пельио, И. Маркварт, Г.Е. Грумм-Гржимайло сравнивая древнетюркские и китайские тексты орхонских надписей попытались охарактеризовать политическую историю древнетюркского государства в VI-XII вв.

Таким образом, заканчивается первый период изучения орхонских памятников.

Второй период изучения древнетюркского наследия начинается в 1930 г. Большую роль в развитии мировой тюркологии сыграло введение в научный оборот ценнейшего труда М. Кашгари «Диван лугат-ат-тюрк» («Словарь тюркских языков»). Исследование М. Кашгари было сделано в 1072-1074 гг. В 1265-1266 гг. оно было переписано в Дамаске и только в 1934-1943 гг. обработано и опубликовано В. Атлаем. После опубликования труда Кашгари чтение и анализ многих древнетюркских текстов были заново пересмотрены. Кроме трех вышеуказанных крупных регионов нахождения древнетюркских памятников еще одним районом, где были найдены памятники древней письменности является Средняя Азия, побережье реки Талас. Здесь были найдены В.А. Каллауром памятники Аиртам-ой, которые привелекли внимание тюркологов всего мира. Члены Туркестанского кружка (ТКЛА) находили новые рунические тексты, расшифровкой которых сначала занимался П.М. Мелиоранский (1897 г.) [167; 169], затем с 1929 г. С.Е. Малов [157; 158; 161]. В настоящее время в долине реки Талас обнаружено более 30 (в том числе на территории Казахстана более 10) памятников древнетюркской письменности. Над их прочтением трудились специалисты С.Е. Малов , И.А. Батманов [30; 31], Ч. Жумагулов [73; 74], Ю. Немет [361.с.245-250].

Пятым по значению регионом нахождения рунических памятников является Восточная Европа, побережья рек Дон и Кубань. Археологические раскопки в этом регионе вели такие известные ученые археологи как Н.Е. Макаренко [156], М.И. Артаманов [16], В.А. Кузнецов [128]. Над чтением текстов трудились Ю. Немет [361; 362], А.М. Щербак, М.А. Хабичев, И.А. Вавилов, С.Я. Байчоров [19], И.Л. Кызласов [132; 133; 282.22-28]. К сожалению, тексты с Восточной Европы не прочитаны полностью. Это объясняется тем, что система письменности древних тюрков, пришедших в Европу претерпела изменения.

На шестом месте по количеству памятников рунической письменности находится Алтайский хребет. До сегодняшнего дня на территории Российского Алтая найдены около 60 и Монгольского около 20 памятников. Археологические исследования здесь проводили археологи Л.А. Евтюхова [59], Л.А. Киселев (Отчет о работах Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1935 г.), В.Д. Кубарев [124], И.Л. Кызласов [130, 135, 136]. Э.Р. Тенишев [249; 250; 251], К. Сейдакматов [241.с.95-101], В.М. Наделяев [282.с.82-84].

В 1970 г. начала свою работу совместная советско-монгольская экспедиция. В ходе работы экспедиции монгольским исследователям М. Шинэхуу [271], К. Сарткожаулы [220; 221; 224; 225; 226; 268; 269; 270] и ленинградскому ученому С.Г. Кляшторному [94; 95; 96; 97; 98] удалось найти и прочитать десятки малых надписей на територии монголии. Кроме того, монгольские исследователи, такие как Сэр-Оджов, Ц. Доржсурэндер нашли новые памятники и ввели их в научный оборот. Кроме памятников рунической письменности, найденных в вышеуказанных шести крупных регионах, имеются также находки так называемой руноподобной письменности. Евроцентристы отказываются признать их руническими по тем причинам, что тем самым они нарушат, во-первых, придуманную ими хронологию древнетюркской письменности. Во-вторых, по их мнению, древние тюрки пользовались письменностью только в VII-XI вв. нашей эры. Принять тот факт, что тюркам письменность могла быть известна и в ранее время, ученые - евроцентристы не могут. К данной группе письменности относятся: рунический текст, начерченный на ручке серебряного ковша из кургана Есик (археологи называют его чашей, я не согласен с этим, такой чаши несуществует, я думаю, что это ковш, так как у ковша остался след бывшей приваренной ручки - С.К). Знаки из Чирик-рабат, Тэвш (Монголия), Хунну, Кюль-тобе, Алтын-асыр, Испарин и т.п. входят в эти надписи.

С 1950 г. в бывшем Советском Союзе, КНР и ряде других социалистических государств получило широкое развитие эпиграфика как отрасль археологии. В связи с этим, большую актуальность приобрело изучение письменности и художественного искусства и их влияния на развитие духовных и культурных традиций кочевых племен, населявшие Евразийский материк с древнейших времен до раннего средневековья. Плеяда выдающихся ученых, таких как: А.П. Окладников (1959, 1964, 1967, 1971, 1972, 1974, 1980, 1981), В.Д. Запорожская (1959, 1970), Л.Р. Кызласов (1969, 1981), М.К. Кадырбаев (1977), А. Марьяшев (1977), Г.И. Пелих (1968), А.И. Мартынов (1971), Н.Л. Подольский (1966), А.Д. Грач (1957), А.Н. Бернштам (1948, 1952), Э.А. Новгородова (1975, 1984), Д. Дорж (1975), Н. Сэр-оджов (1987), Ц. Цэвэндорж (1978), М.А. Дэвлет (1976), китайский исследователь Гай Чан Лин (1980) и многих других занимались изучением оставленных древними кочевниками рисунков на камнях (петроглифов), различного рода знаков и символов. Надо отметить, особую заслугу новосибирских археологов, совместной советско-монгольской экспедиции по изучению историко-культурного наследия, а также общество по изучению петроглифов КНР. Их исследования были направлены на изучение истоков появления письменного искусства древних тюрков. В результате многолетних изысканий эпиграфика наиболее приблизилась к изучению языка и помогла найти ключ к расшифровке древней письменности. Вместе с тем, появился новый метод в исследовании древних и древнейших образцов письменности. Разработана проблема первоначального эпиграфического анализа текста. Появилась возможность с помощью изучения древних источников проследить путь становления и развития языка. Методы эпиграфики стали применяться в филологии и наоборот.

Таким образом, зародилась новая отрасль - текстология. До этого времени текстология занималась сбором, обработкой и анализом текстов, написанных на бумаге. Отныне в функцию текстологии вошло исследование текстов на камнях, железе, дереве, серебряных, золотых, глиняных изделиях и кирпиче. В связи с многообразием материала, методы копирования и сбора текста также различны и разнообразны. Большой вклад внесли в прочтение древних текстов вышеуказанные ученые-эпиграфы. Непосредственно в изучение рунических текстов внесли непосильный вклад: В.В. Радлов [203], Г.И. Рамстедт [206], В.А. Котвич [120, 119], Е. Трярский [394; 396], Л.Р. Кызласов [139; 140], И.Л. Кызласов [133; 134; 132; 136; 137], И.В. Кормушин [113; 114.с.25-47], Д.Д. Васильев [44; 45], М. Шинэху [271], К. Сарткожаулы [220; 221; 224; 225; 268; 269].

В результате углубленного изучения древнетюркского наследия появилась и развилась особая отрасль эпиграфии - текстология. С 1990-х гг. в эпиграфических исследованиях начинают применять компьютеры. Применение новейшей технологии облегчило кропотливый труд ученых по сбору и анализу материала. В это время появились труды Х. Оркуна «Древнетюркские письмена» (1932-1943), С.Е. Малова «Памятники древнетюркской письменности» (1951), «Енисейская письменность тюрков» (1952), «Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии» (1959). Труд известного немецкого тюрколога А.фон. Гавайн «Древнетюркская грамматика» (1941, 1950), посвященный изучению средневекового тюркского языка, выраженного руническими, уйгурским, согдийским, манихейским и брахми алфавитами, был дважды переиздан. Это первое исследование, включившее все виды алфавитов древнетюркских памятников. Это упущение и было восполнено госпожой А.фон Гавайн. Над созданием первой академической грамматики тюркского языка трудились: профессор университета Индиана в США Т. Текин и отечественный специалист Г. Айдаров из Алматы. В 1969 г. выходит в свет труд Т. Текина «Орхонская грамматика» и в 1970 г. работа Г. Айдарова «Язык Орхонских памятников древнетюркской письменности». Можно сказать, что продолжением этой серии трудов явилась книга ленинградского тюрколога А.Н. Кононова «Грамматика языка тюркских рунических памятников VII-IX вв.» (1980). В 1969 г. издается «Словарь древнетюркского языка».

Таким образом, тюркология формируется как отдельная наука , прочный фундамент которой был заложен плеядой известных ученых. С 1960-х гг. в указанных ранее шести регионах велись работы по сбору и обработке древнетюркских памятников; расшифрованы рунические письмена восточной Европы; обнаружены новые археологические памятники в районе рек Талас и Енисей, а также Алтая; на территории Монголии сделаны находки больших колонн. Найдены новые фрагменты рунических текстов на бумаге из восточного Туркестана. В научный оборот начали поступать очень ценные археологические находки в виде рисунков, символов и знаков на камнях. Стоит отметить, что с помощью изучения этих знаков специалистам удалось более детально проанализировать процесс сложения рунической письменности. Спустя почти 90 лет после издания О. Гейкелем в 1892 г. атласа енисейских памятников, в 1983 г. вышла в свет работа Д.Д. Васильева «Корпус тюркских рунических памятников бассейна Енисея». Труд явился результатом многолетних исследований ученого, систематизировавшего большое количество материала. В книге приведены эстампаж, фотографии и транслитерация текстов. Хотелось бы надеяться, что появится больше таких работ, отличающихся системностью и достоверностью. Удручает только то обстоятельство, что в книге даны переводы текстов без пояснений и комментариев.

В 2005 г. автор данной работы совместно с М. Жолдасбековым издал І-ый том «Полного Атласа орхонских памятников». В атласе даны письменные источники с фотографиями, рисунками, текстами и пояснениями. Вместе с тем, автор предложил новый научный перевод текстов, сравнив предыдущие транскрипции, поправив ошибки и восполнив пробелы. Теперь с помощью этого труда надо приступить к текстологическому анализу. Мы допускаем возможность наличия ошибок. Критика в научных кругах способствует дальнейшему развитию науки. В данное время ведется работа по подготовке второго и третьего томов атласа. Количество работ по исследуемой нами теме ежегодно пополняется новыми научными статьями и исследовательскими монографиями.

В данной работе автор на основе изучения письменных археологических памятников, найденных на степной территории Евразии и принадлежащих периоду древнего и раннего средневековья разрабатывает проблему происхождения древнетюркской рунической письменности. Целью работы является также на основе анализа трудов ученых-тюркологов обозначить хронологию сложения древнетюркского алфавита и дать характеристику их фонетических особенностей.

(Продолжение следует)

0 пікір